СССР


СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК, CCCP, Советский Союз — занимает почти 1/6 часть обитаемой суши — 22 403,2 тысяч км2. Расположен в Европе (около 1/4 территории страны — Европейская часть CCCP) и Азии (свыше 3/4 — Азиатская часть CCCP). Население 281,7 млн. человек (на 1 января 1987). Столица — Москва. CCCP — многонациональное государство, объединяющее 15 союзных республик: Азербайджанскую CCP, Армянскую CCP, Белорусскую CCP, Грузинскую CCP, Казахскую CCP, Киргизскую CCP, Латвийскую CCP, Литовскую CCP, CCP Молдову, РСФСР, Таджикскую CCP, Туркменскую CCP, Узбекскую CCP, Украинскую CCP, Эстонскую CCP (см. статьи об отдельных республиках), 20 автономных республик, 8 автономных областей, 10 автономных округов, 6 краёв, 123 области, 3225 районов. (Карта) CCCP — член СЭВ (с 1949).

1. Общие сведения.

Валовой общественный продукт CCCP в 1987 составил 1464,5 млрд. руб.; в его структуре на долю промышленности приходилось 60,7%, сельского хозяйства 16,0%, строительства 10,9%, транспорта и связи 4,8%, торговли, заготовок и других отраслей 7,6%. В 1987 в промышленности и строительстве занято 38% работоспособного населения, в сельском и лесном хозяйстве 19%. Производство электроэнергии 1665 млрд. кВт•ч (1987), в том числе на атомных электростанциях 187 млрд. кВт•ч (11,2%) и на гидроэлектростанциях 220 млрд. кВт•ч (13,3%). В добыче топливного сырья (в пересчёте на условное топливо, 1987) на долю угля, горючих сланцев и торфа приходилось (%) 21,2, нефти и газа 77,7, дровяного топлива — 1,1. Протяжённость железных дорог 146,1 тысяч км, в том числе электрифицированных 51,7 тысяч км; автодорог с твёрдым покрытием 1198,5 тысяч км; внутренних водных судоходных путей 122,5 тысяч км; нефте- и нефтепродуктопроводов 86,4 тысяч км; газопроводов 197 тысяч км (1987). Главные порты: Ленинград, Мурманск, Архангельск, Рига, Вентспилс, Клайпеда, Одесса, Ильичёвск, Новороссийск, Мариуполь, Владивосток, Находка, Ванино, Восточный, Нагаево и др.

гора эльбруссреднесибирское плоскогорье2. Природа. Рельеф.

В пределах Европейской части CCCP выделяются: Восточно-Европейская равнина, большая часть которой соответствует Русской плите Восточно-Европейской платформы, и Кольско-Карельская область, расположенная на Балтийском щите. На Европейской части CCCP выделяются (с севера) невысокие горные массивы — Хибины (высота до 1191 м, г. Часначорр), отдельные кряжи — Тиманский кряж (высота до 471 м) и возвышенности — Смоленско-Московская, Среднерусская, Приволжская и другие (средняя высота до 250-400 м), чередующиеся с равнинами и низменностями — Печорской, Окско-Донской, Полесской, Приднепровской и другими; на юге Прикаспийская низменность, частично расположенная ниже уровня Мирового океана (Карта). Восточно-Европейская равнина ограничена на юго-западе горной системой Карпат (в Украинских Карпатах наибольшая высота 2061 м, г. Говерла), на юге — горами Крыма (высота до 1545 м, г. Роман-Кош) и Кавказа (высочайшая вершина — Эльбрус, 5642 м), на востоке — Уралом (высота до 1895 м, г. Народная), отделяющим её от обширной Западносибирской равнины. В северной части Восточно-Европейской равнины, покрывавшейся в четвертичные ледниковые эпохи материковыми льдами, сохранился холмисто-моренный рельеф с многочисленными понижениями, занятыми озёрами и болотами. Для равнинных внеледниковых районов характерна развитая речная сеть с широкими террасированными долинами, а для возвышенностей — сильное эрозионное расчленение склонов оврагами и балками. На юге преобладают плоские аккумулятивные равнины и низменности, сложенные преимущественно морскими отложениями (Причерноморская и Прикаспийская низменности).

Западносибирская равнина, простирающаяся от побережья Карского моря на севере до Казахского мелкосопочника и предгорий Алтая на юге, сформировалась в пределах молодой эпигерцинской Западносибирской плиты. В отличие от Восточно-Европейской равнины она имеет плоско-волнистый рельеф с амплитудами высот от 50 до 300 моря. В северной и центральной частях расположены низменности (Кондинская, Среднеобская и др.), в южной части — волнистые равнины (Ишимская, Васюганская, Барабинская, Кулундинская и др.) с высотами 150-250 моря. В рельефе преобладают широкие плоские междуречья, осложнённые на севере моренными холмами и грядами с большим количеством озёр и болот в понижениях, а на юге невысокими, параллельными гривами и ложбинами.

долина реки КулиниСаяныК югу от Западносибирской равнины расположены Казахский мелкосопочник и Тургайское плато (Тургайская столовая страна), вдоль осевой части которого располагается Тургайская ложбина, соединяющая его с равнинами Средней Азии. В пределах последних находится обширная аккумулятивная Туранская (Приаральская) низменность, основная часть которой соответствует Туранской плите, а также восточная часть Прикаспийской низменности. Большая часть Туранской низменности занята песчаными пустынями Каракумы и Кызылкум; на западе расположено столовое плато Устюрт. На полуострове Мангышлак находится впадина Карагие, лежащая на 132 м ниже уровня моря.

К востоку от долины Енисея, в пределах Сибирской платформы, в рельефе выделяется высокоприподнятое (средняя высота около 500 м) Среднесибирское плоскогорье, в рельефе которого преобладают глубокорасчленённые ступенчато расположенные лавовые (в том числе трапповые) плато: на северо-западе плато Путорана (высота до 1701 м), на западе Енисейский кряж (высота до 1104 м), на востоке Вилюйское плато (высота до 962 м), на юго-востоке Ангарский кряж (высота до 1022 м) и Лено-Ангарское плато (высота до 1464 м). На северо-востоке Среднесибирское плоскогорье граничит с Северо-Сибирской низменностью, на востоке к нему примыкают равнины Центральной Якутии (бассейн р. Лена).

В пределах северо-востока Сибири расположены горные цепи хребтов Верхоянского (высота до 2389 м, г. Myc-Хая до 2959 м) и Черского (3147 м, г. Победа), которые смыкаются с Колымским, Чукотским и Корякским нагорьями (высота до 2000-2500 м). Крайний север Сибири занят Яно-Индигирской и Колымской низменностями (см. Верхояно-Чукотская складчатая область).

В рельефе средней и южной части Дальнего Востока выделяются горные системы Джугджур — Становой хребет, горная цепь Тукурингра-Джагды, Буреинский хребет, Сихотэ-Алинь со средней высотой 800-1000 м (наибольшая 2077 м), а также равнины Приамурья и Приморья. Вдоль Тихоокеанского побережья Дальнего Востока расположены горные хребты полуострова Камчатка и Курильских островов с активно действующими и потухшими вулканами. В этой полосе рельеф всей территории CCCP максимально контрастен — колебания высот достигают почти 15 км (максимальная глубина Курило-Камчатского жёлоба 9717 м, высота Ключевской Сопки 4750 м).

Памир. Ледник Федченкозалив Петра ВеликогоНа юге Сибири протягивается полоса гор, включающая Алтай, Салаирский кряж, Кузнецкий Алатау, Западные и Восточные Саяны (см. Алтае-Саянская складчатая область, Саяны), горы Тувы, а также горные системы Забайкалья и Прибайкалья, Становое нагорье с преобладанием среднегорного (высота 300-2000 м) и отчасти высокогорного (высота 2500-3000 м) типов рельефа.

Крайний юг страны занят системой горных хребтов, которая протягивается от Карпат на юго-западе через Крым и Кавказ по территории Средней Азии; здесь она начинается хребтом Копетдаг (высота до 3000 м), затем продолжается системой Гиссаро-Алая (высота до 5621 м), Памира (7495 м, пик Коммунизма) и Тянь-Шаня (7439 м, пик Победы); далее к востоку расположены Джунгарский Алатау (высота до 4464 м), хребты Тарбагатай (высота до 2992 м) и Cayp (высота до 3816 м), разделённые Сассык-Алакольской и Зайсанской котловинами, отделяющими горный пояс Средней Азии от гор Южной Сибири.

Происхождение современного рельефа (как равнинных, так и горных областей) CCCP тесно связано с новейшими тектоническими движениями неоген-четвертичного времени. Амплитуда этих движений на древних докембрийских платформах суммарно составила сотни метров (реже 1,0-2,0 км), в доальпийских складчатых зонах от 4-6 км (например, в Забайкалье) до 12-15 км (например, в Тянь-Шане), что привело к образованию современных возрождённых, или эпиплатформенных, гор, а в областях интенсивного альпийского горообразования амплитуда движений достигла 10-12 км (например, Кавказ). Движение платформ, процессы складкообразования и крупные сводообразные поднятия в горных областях нередко сопровождались тектоническими разломами, вдоль которых отдельные участки были подняты на значительную высоту и образовали высокогорные хребты, а опущенные — межгорные котловины и впадины. Это обусловило контрастность крупных морфоструктур, которые в свою очередь были осложнены более мелкими формами рельефа, так называемой морфоскульптурой, в образовании которых преобладающее значение имеют различные экзогенные процессы. В современную эпоху тектонические процессы продолжаются в виде медленных движений со скоростью от нескольких миллиметров в год на равнинах до нескольких сантиметров в отдельных горных областях, сопровождаясь часто землетрясениями и извержениями вулканов.

тихоокеанское побережьедолина реки ЛенаВ некоторых районах существенные изменения рельефа связаны с техногенной деятельностью человека (например, опускание и компенсационное поднятие земной поверхности при добыче нефти и откачке подземных вод, в зонах крупных водохранилищ и т.п.), которые необходимо учитывать при проведении различных горных работ, крупном промышленном строительстве и т.д.

Реки. Озёра. Моря. Речная сеть CCCP принадлежит бассейнам Северного Ледовитого (Северная Двина, Печора, Обь с Иртышом, Енисей, Лена, Индигирка, Колыма и др.), Тихого (Амур, Анадырь, Пенжина, Камчатка) и Атлантического (Дунай, Днестр, Днепр, Дон, Кубань, Риони, Западной Двина, Нева) океанов. Суммарный сток рек бассейнов Северного Ледовитого и Тихого океанов составляет около 80%, Атлантического океана — 8%. К бессточным областям (около 9% стока) относятся Волга, Урал, Эмба, Kypa и Терек, впадающие в Каспийское море, а также Сырдарья и Амударья, текущие в Аральское море.

Распределение стока по территории CCCP, в значительной мере обеспечивающего транспортное использование большей части крупных рек, так же как и особенности их режима, подчинено географической зональности. В направлении с севера на юг происходит постепенная смена избыточного и достаточного увлажнения тундровой (при небольшом испарении) и лесной зон, характеризующихся обилием поверхностных вод, зонами степей и пустынь с переменным недостаточным увлажнением и незначительно развитой речной сетью (за исключением рек, имеющих транзитный характер). В горных районах характер речной сети и питание рек меняется в зависимости от высоты и экспозиции склонов. Большую роль в питании многих крупных рек играют ледники Кавказа, Гиссаро-Алая, Памира, Тянь-Шаня, Джунгарского Алатау, Алтая и других горных систем.

вулкан Карымская Сопкавулкан Плоский ТолбачникВ CCCP насчитывается свыше 2,5 млн. озёр, суммарная площадь которых составляет около 490 тысяч км2. Из них 14 озёр с площадью зеркала более 1000 км2 относятся к числу величайших озер мира (Байкал, Балхаш, Ладожское, Онежское, Иссык-Куль, Таймыр, Ханка, Чудско-Псковское, Чаны, Зайсан, Тенгиз, Севан и др.). В крупных озёрах (Байкал, Ладожское и Онежское) содержится 89% озёрных вод CCCP. Озёра в основном пресные. В засушливых зонах много солёных, минерализованных озёр (Эльтон, Баскунчак и др.).

Воды многих рек, а также крупных озёр широко используются не только для водоснабжения населённых пунктов, но и при работе многих предприятий горнодобывающей и других отраслей промышленности. Большинство рек обладает большими запасами гидроэнергии, в связи с этим на них сооружены целые системы крупных водохранилищ и ГЭС (на Волге, Каме, Днепре и др.). На реках Сибири работают такие ГЭС-гиганты, как Красноярская и Саяно-Шушенская на Енисее, Братская и Усть-Илимская на Ангаре, в Средняя Азии Нурекская ГЭС., на Дальнем Востоке Зейская ГЭС и др. Велико экономическое значение рек и как транспортных путей, особенно в Европейской части. В Сибири многих реки широко используются также и для лесосплава. По Оби, Енисею и Лене осуществляется удобная двойная связь между портами на трассе Северных морских путей и крупными железнодорожными станциями и городами на транссибирской железнодорожной магистрали.

Территория CCCP омывается водами 12 морей, принадлежащих бассейнам Атлантического, Северного Ледовитого и Тихого океанов, а также внутреннему морям-озёрам — Каспийским и Аральским. Выделяется группа северного, или арктического, морей Северного Ледовитого океана: Белое, Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточносибирское и Чукотское, соединённые между собой проливами (наиболее важные: Карские Ворота, Вилькицкого, Дм. Лаптева, Лонга); общая площадь этих морей составляет свыше 4,5 млн. км2. Группа морей, омывающих берега CCCP с востока и принадлежащих бассейнам Тихого океана включает: Берингово, Охотское и Японское моря; она занимает площадь около 5 млн. км2. Группа южных морей включает Чёрное и Азовское моря, принадлежащие бассейны Атлантического океана и вместе с бессточными Каспийским и Аральским морями занимает площадь около 0,9 млн. км2. Общие черты морей, входящих в ту или иную группу, обусловливаются главным образом их сходным географическим положением и генезисом. Балтийское море Атлантического океана с его далеко вдающимися в сушу заливами (Ботническим, Финским и Рижским) по своему географическому положению занимает промежуточное положение между северным и южным морями. Все моря северной группы расположены в пределах материковой отмели, или шельфа, ширина которого изменяется от 450-800 км (моря Лаптевых и Чукотское) до 1200-1500 км (моря Баренцево и Карское); бровка шельфа находится на глубине около 500-600 моря. В рельефе Баренцево-Карского шельфа преобладают плоские и холмистые абразионно-аккумулятивные равнины, сохранившие многочисленные следы материковых оледенений, а также затопленные долины крупных рек, являющиеся продолжением современных долин Оби, Енисея и Пура; местами хорошо выражены в рельефе древние береговые линии, образование которых было вызвано неоднократными изменениями границ моря в четвертичное время. В приподнятой северной части шельфа расположены архипелаги Шпицберген (высота до 1712 м), Земля Франца Иосифа (высота до 620 м) и Северная Земля (высота до 965 м), а на границе морей Баренцева и Карского поднимаются острова Новой Земли (высота до 1547 м), в структурном отношении являющиеся продолжением складчатой системы Урала. Лаптево-Чукотский шельф характеризуется преобладанием аккумулятивных равнин, прорезанных подводными долинами, затопленных денудационных равнин и отдельных вулканических плато. В северной части моря Лаптевых располагаются окраинные части глубоководной котловины Нансена (с глубины более 3000 м), ограниченной с юга материковым склоном Северной Земли, а границу моря Лаптевых и Восточносибирского моря образует архипелаг Новосибирских островов (высота до 374 м). Шельфы морей Северного Ледовитого океана обрамляются материковым склоном, обрывающимся к глубоководной части океана, носящей название Арктического бассейна (о характере и строении материкового склона, рельефе ложа океана, его геологическом строении, истории развития, гидрогеологическом режиме, а также минеральных ресурсах см. в ст. Северный Ледовитый океан). По морям Северного Ледовитого океана проходит трасса Северных морских путей, а Белое море соединено Беломорско-Балтийским каналом с Балтийским морем, Волго-Балтийским водным путём им. В. И. Ленина с Азовским, Чёрным и Каспийским морями. Впадающие в северное море крупные реки (Печора, Обь, Енисей, Лена и др.) связывают их с внутренними районами северной Европейской части и Сибирью (см. Крайний Север). Основные порты: Мурманск (незамерзающий), Архангельск, Беломорск, Кемь, Кандалакша, Мезень, Нарьян-Map, Новый Порт, Дудинка, Диксон, Нордвик, Тикси, Певек.

гейзер на КамчаткеВосточная группа включает полузамкнутые моря Дальнего Востока, принадлежащие бассейнам Тихого океана. В рельефе дна южных частей Берингова и Охотского морей преобладают субокеанические впадины с глубинной до 3500-4000 м, ограниченные на севере подводными континентальными окраинами (шельф, материковый склон, подножие), занимающими северо-восточную часть Берингова моря, северную и западную части Охотского моря и составляющими немногим меньше половины площади этих морей. В шельфовой части преобладают экзарационные и аккумулятивные формы рельефа, связанные с четвертичным оледенением, а также крупные затопленные долины (Анадырь и др.) в Беринговом море и абразионно-аккумулятивные равнины в Охотском море. Большая контрастность рельефа морей данной группы объясняется их положением в так называемой переходной зоне от материков к океаническому ложу, включающей котловины окраинных морей (Курильская, глубина до 3521 м), островные дуги (Курильские острова, высотой до 2339 м) и глубоководные океанические желоба (Курило-Камчатский жёлоб, глубина до 9717 м). На материковом склоне дальневосточных морей интенсивно проявляются подводно-оползневые процессы и деятельность Мутьевых потоков, которые приурочены к многочисленным подводным каньонам, рассекающим материковый склон. В глубоководной котловине преобладают равнинные поверхности абиссальной аккумуляции. Большая часть дна Японского моря представляет собой замкнутую котловину (глубина до 3720 м); в центральную части моря поднимается возвышенность Ямато (с наименьшей глубина 285 м), а на юге преобладают впадины, чередующиеся с мелководьем. Для области дальневосточных морей, находящейся в пределах Тихоокеанского вулканического кольца, характерна высокая сейсмичность и проявление современного вулканизма (подробнее см. в ст. Тихий океан). Все моря этой группы отличаются от морей Северного Ледовитого океана более тёплыми водами и более благоприятным для судоходства ледовым режимом (летом Берингово и Охотское моря полностью освобождаются ото льда). Характерная особенность морей Дальнего Востока — хорошо выраженные приливы, высота которых в Пенжинской губе Охотского моря достигает 12,9 м. Через эти моря проходят важные морские пути, связывающие CCCP с зарубежными странами. Главные порты: Владивосток, Находка, Нагаево, Петропавловск-Камчатский, Корсаков (на острове Сахалин).

Моря южной группы по своему положению и гидрологическому режиму относятся к средиземным: Чёрное и Азовское моря имеют ограниченные связи через Мраморное и Эгейское моря со Средиземным морем; Каспийское и Аральское моря — бессточные озёра. Чёрное море имеет площадь 422 тысяч км2, а вместе с Азовским, которое является его обширным мелководным заливом, — 461 тысяч км2. По глубинам Чёрное моря делится на две части: мелководную, северную, шириной до 200 км, представляющую затопленную морем часть материка с глубины до 200 м, и глубоководную, занимающую большую часть моря, с глубины до 2210 м. Материковый склон спускается до глубины 1800-2000 м, а плоское дно котловины имеет глубина 2000-2200 м. Большая часть северной мелководной части Чёрного моря, так же как и Азовское море, расположены в пределах Скифской плиты, а материковый склон и узкая полоса шельфа вдоль берегов Крыма и Кавказа в тектоническом отношении являются частью сооружений альпийского складчатого пояса. Дно Черноморской впадины представляет плоскую аккумулятивную равнину, сложенную толщей осадков мощностью до 10-16 км. Географическое положение Чёрного моря определяет прогрев поверхностных вод, средняя температура которых составляет 8-9°С. Летом температуры несколько выше 25°С., зимой от минус 0,5-1,0°С у берегов, до 7°С в открытой части моря; льды образуются в мелководных заливах северо-западный и северо-восточном частей моря. Распределение температуры по вертикали для большей частью года характеризуется её наибольшей величиной на поверхности, некоторым понижением до глубины 60-75 м, затем медленным повышением с глубиной и у дна достигает 9,2°С., что объясняется относительно высокой температурой глубинных средиземноморских вод, которые формируют придонные водные массы в Чёрном море. Соотношение материкового стока (рек Дунай, Днестр, Южный Буг, Днепр, Риони и др.) и солёных средиземноморских вод, поступающих из Мраморного моря, обусловливает высокую среднюю солёность у дна (до 21,9‰), которая отличается относительным постоянством благодаря сбалансированной величине поступления солей с нижнебосфорским течением и стоком рек с выносом вод верхнебосфорским течением. Солёность вод близ устьев крупных рек колеблется от 3 до 9% о, в открытом море она возрастает до 17-18‰. Опреснённость верхних горизонтов, а также значительный прогрев вод летом затрудняют вертикальную циркуляцию вод и вызывают обеднение слоев воды кислородом уже на глубине 150-200 м, что приводит в свою очередь к насыщению донных отложений органическим веществом и сероводородом, концентрация которого у дна достигает 11-14 мг/л, и отсутствию на больших глубинах живых организмов, кроме сульфобактерий. Через порты Чёрного моря осуществляется около 1/4 всех перевозок CCCP по импорту и 1/2 по экспорту. Главные порты: Одесса, Ильичёвск, Николаев, Херсон, Севастополь, Керчь, Новороссийск, Туапсе, Поти, Батуми. Второе по экономические значимости направление — рекреационное использование, особенно Крымского и Кавказского побережий, на которых располагаются многочисленные курорты союзного значения (Ялта, Сочи, Сухуми и др.). Азовское море представляет собой мелководный бассейн (средняя глубина 7 м, максимальная 15 м), береговая линия которого осложнена песчаными косами и мелководными заливами: аккумулятивный подводный склон переходит в плоскодонную равнину с постепенным нарастанием глубин. Мелководность моря предопределяет малую термическую и динамическую инерцию его вод. Температура воды летом до 20-30°С., зимой море покрыто льдом 2-3 мес. Солёность от 11 до 13‰. Наибольшую долю приходной части баланса образует речной сток (рек Дон, Кубань) — до 43%, и приток воды из Чёрного моря (40%); в расходной части преобладает сток воды в Чёрное моря (58%) и испарение с поверхности (40%). В море осуществляются каботажные перевозки и проходят международные судоходные пути. Главные порты: Мариуполь, Таганрог, Ейск, Бердянск. Каспийское море имеет площадь водной поверхности 376 тысяч км2 (без Kapa-Богаз-Гола и применительно к отметке 27,9 м ниже уровня Мирового океана) и по различиям в глубинах подразделяется на Северный, Средний и Южный Каспий. Северный Каспий (площадь около 80 тысяч км2) исключительно мелководен (средний глубина 4-8 м, максимальная до 22 м); в морфоскульптуре шельфа преобладают аккумулятивные донные равнины, в пределах которых хорошо прослеживаются реликты речных долин (Волга, Урал, Эмба). Эта часть моря отделена грядой банок, образующих так называемый Мангышлакский порог, от Среднего Каспия, в пределах которого в структурно-геологическом отношении выделяется краевой прогиб на западе, выполненный мощной толщей осадков, и абразионно-аккумулятивные равнины на моноклинальной окраине Туранской плиты на востоке Центральной части Среднего Каспия занята Дербентской впадиной (с максимальной глубиной 788 м). Средний Каспий (глубина до 788 м) отделён от более глубоководного Южного (глубина до 1025 м) Апшеронским порогом с наибольшей глубиной над ним 100-150 моря. У восточного побережья Южного Каспия — широкий аккумулятивный и аккумулятивно-денудационный шельф, который с запада ограничен материковым склоном и материковым подножием. Большая часть Южного Каспия занята глубокой (до 1 км) Южно-Каспийской впадиной с плоским или волнистым дном, выполненной мощной (до 25 км) толщей осадочных и слабоконсолидирных пород. В северной и северо-западной части Южного Каспия установлено несколько невысоких подводных хребтов, образование которых связано с современными тектоническими движениями; много подводных грязевых вулканов. В пределах шельфа Среднего и Южного Каспия впервые в CCCP освоена подводная добыча нефти (см. Южно-Каспийская нефтегазоносная провинция). В Kapa-Богаз-Голе находится крупнейшее в мире месторождение мирабилита. Особенностью гидрологического режима Каспийского моря является большая изменчивость его водного баланса и значительной амплитуды многолетних колебаний его уровня, достигающие 3,8 моря. Температура поверхностных вод летом до 26°С., зимой на юге и в средней части от 2 до 12°С., на севере минус 0,4-0,6°С; море замерзает на 2-4 месяца. Солёность большей части водоёма 12,6-13,2‰, в северной части, где в море впадают такие крупные реки, как Волга, Урал и Терек, она достигает 1-8%0. Каспийское море — крупный рыбопромысловый район CCCP. Системой внутренних водных путей оно соединено с Азовским, Чёрным, Белым и Балтийским морями. Главные порты: Баку, Астрахань, Красноводск, Махачкала, Шевченко; Баку и Красноводск связаны морским железнодорожным паромом. Аральское море до 1960 имело довольно стабильный режим, уровень моря незначительно колебался около отметки 53 м, площадь 66,1 тысяч км2, наибольшая глубина 69 м, солёность 9,6-10,3‰.К 1987 уровень моря снизился почти на 13 м; произошло отделение меньшей северо-восточной части (так называемого Малого моря) площадь 3 тысяч км2. Площадь основной акватории (так называемого Большого моря) сократилась до 37 тысяч км2, солёность возросла до 27-30‰. Снижение уровня продолжается. Ведётся поиск научно обоснованных путей реконструкции площади и режима Аральского моря.

Балтийское море имеет площадь 419 тысяч км2. Это одно из самых молодых морей CCCP, образовавшееся в четвертичное время на стыке Балтийского щита и Русской плиты. Расположенное целиком в пределах шельфа, оно имеет преобладающую глубину 40-100 м, и только в отдельных впадинах достигает 270 моря. Береговая линия сильно изрезана; имеется много островов, из которых наиболее значительными являются Аландские (Финляндия), Готланд и Эланд (Швеция), острова Моонзундского архипелага (Сааремаа, Хийумаа и др.) в Эстонской CCP. Для рельефа дна этой части моря характерны структурно-денудационные плато куэстового типа; они сложены главным образом палеозойскими породами; уступы этих плато продолжаются и на суше, образуя ордовикский и силурийский глинт. Вдоль северного побережья Финского залива преобладают выходы гранитов и кристаллических пород Балтийского щита, образующих типичные шхеры. На дне средней части моря широко распространены многочисленные формы ледниковой аккумуляции, в том числе краевые моренные и флювиогляциальные образования. Преобладание относительно рыхлых и слабосцементированных отложений привело к образованию абразионно-аккумулятивных берегов, сформировавшихся под воздействием волновых факторов. Для берегов Калининградской области и Литовской ССР характерны низменные песчаные берега и длинные косы с дюнным рельефом (например, Куршская коса), отделяющие от моря крупные лагуны (например, Куршский залива). Новейшие и современные движения земной коры в области Балтийского моря обычно связывают с гляциозостазией, причём скорости наибольшего поднятия приурочена к вершинной части Ботнического залива, где они достигают 8-9 мм в год, а опускания — к южному и восточному побережью моря, где скорость погружения равна 1,5-2 мм в год. Вследствие мелководности проливов, соединяющих Балтийское море с Северным морем и Атлантическим океаном, водообмен с ними сильно затруднён и воды Балтийского моря оказываются заметно опреснёнными за счёт материкового стока (рек Нева, Висла, Неман, Даугава и др.). Солёность поверхностных вод в западной части составляет 11‰, в центральной — 8‰, в Финском заливе падает до 1‰; с глубиной солёность увеличивается до 20‰ (Борнхольмская впадина). Верхние слои воды летом прогреваются до 18-20°С., зимой охлаждаются на поверхности в открытом море до 1 — 3°С., а у берегов менее 0°С., вплоть до образования льдов в Рижском и Финском заливах. На севере Ботнического залива лёд держится до 210 дней (в Датском проливе от 16 до 45 дней). Под влиянием западных ветров в вершинах узких заливов часто происходят нагоны воды, приводящие к повышению уровня на 1,5-3 моря. Велико транспортное значение Балтийского моря, связывающего CCCP со многими портами мира. Через Волго-Балтийский водный путь им. В. И. Ленина оно соединено с Волгой, через Беломорско-Балтийский канал с Белым морем. Главные порты: Ленинград, Таллинн, Рига, Лиепая, Клайпеда, Калининград.

Природные зоны. Большая часть крупных островов морей Северного Ледовитого океана а также побережье полуострова Таймыр расположены в зоне арктических пустынь арктического географического пояса. Очень суровый климат определяет широкое распространение покровного оледенения на островах Новая Земля (около 24 тысяч км2), Северная Земля (около 18 тысяч км2), а также на Земле Франца Иосифа (около 14 тысяч км2) и других, и почти круглогодичное существование снежного покрова. Средние температуры в зимние месяцы от -30 до -35°С., средняя температура самых тёплых месяцев (июль, август) не более +5°С. Преобладают примитивные и маломощные каменистые почвы со скудной растительностью из различных мхов и лишайников и немногих многолетних цветковых растений.

В субарктическом поясе, расположенном южнее, выделяются зоны тундры, лесотундры, охватывающие материковое побережье Северного Ледовитого океана. Зона тундры характеризуется холодной зимой со средними температурами января от -8 до -20°С в Европейской части и от -20 до -34°С в Сибири. Средняя температура июля не более 10-11°С. Осадков около 300 мм в год при небольшом испарении. В северной части преобладают мхи и кустистые лишайники, в южной — низкорослые кустарнички (карликовые берёзы, ивы), брусника, голубика и другие на кислых, сильно оглеенных почвах, чередующихся со сфагновыми и травяно-гипновыми бугристыми болотами.

Зона лесотундры и редколесья характеризуется наличием в междуречьях редколесья в комплексе с кустарничковой тундрой и лесами из ели и лиственницы по долинам рек. Повсеместно развиты различные формы микрорельефа, связанные с многолетней мерзлотой (см. раздел Геокриологические условия).

Южнее лесотундры простирается лесная зона, большая часть которой располагается в умеренном географическом поясе. Климатические условия этого пояса отличаются значительным разнообразием — от переходного (от морского к континентальному) на крайнем северо-западе Европейской части к континентальному на остальной территории Европейской части CCCP и Западной Сибири и к резко континентальному климату в восточной Сибири. Это нарастание степени континентальности связано с постепенным ослаблением влияния воздушных масс, поступающих с Атлантического океана в Сибирь, и усилением влияния воздушных масс, проникающих в тёплое время года с Тихого океана на юг Дальнего Востока, где преобладает муссонный тип климата. Наиболее полно широтная зональность умеренного пояса выражена на Восточно-Европейской и Западносибирской равнинах; в восточной Сибири она проявляется в меньшей степени, что обусловлено более значительным расчленением рельефа, резкой континентальностью климата и наличием многолетней мерзлоты. Для климата лесной зоны характерно тёплое лето со средними температурами июля 18-20°С и почти повсеместно прохладной и холодной зимой со средними температурами от -3 до -4°С в Прибалтике до -50°С в восточной Сибири (Верхоянск). Осадков около 500-700 мм, на Дальнем Востоке до 1000 мм в год.

В Европейской части лесная зона делится на три подзоны: хвойных лесов в северной части, где на подзолистых почвах господствует темнохвойная тайга из ели и пихты; смешанных (хвойно-широколиственных) лесов в центральной части зоны, где на дерново-подзолистых почвах господствуют леса из хвойных пород обычно с примесью берёзы и осины, а также дуба, клёна, липы и других широколиственных пород; широколиственных лесов с преобладанием дуба и липы в южной части.

В Западной Сибири на подзолистых и нередко заболоченных почвах развита темнохвойная тайга из ели, пихты и сосны кедровой сибирской; к востоку от Енисея господствуют светлохвойные лиственничные леса на таёжных мерзлотных почвах, а на юге Дальнего Востока хвойные леса из аянской ели, белокорой пихты, корейского кедра, а также широколиственного леса из липы, дуба, граба, клёна, ильма, амурского бархата и других пород. Основные задачи поддержания экологического равновесия в этой зоне связаны с лесоохранными мероприятиями (борьба с пожарами, защита от нерационального применения ядохимикатов в борьбе с вредителями леса, сохранение от осушения многих болотных массивов как источников питания рек, а также охрана других типов естественной растительности, являющихся кормовой базой диких и домашних животных).

Неширокая зона лесостепи (чередование участков небольших дубрав в Европейской части или колков из берёзы и осины в Западной Сибири на серых лесных почвах и разнотравных луговых степей на выщелоченных или типичных чернозёмах) отделяет лесную зону от степной. Зоны лесостепей и степей протягиваются от Украинских Карпат до Северного Кавказа и далее до Северного Казахстана и Алтая; наиболее полно они представлены на Восточно-Европейской и Западносибирской равнинах; далее на востоке лесостепи и степи располагаются отдельными "островами" (в Хакасии, Туве, Южный Забайкалье), обычно в межгорных котловинах, среди таёжных горных лесов восточной Сибири. Климат континентальный с тёплым, в отдельных районах жарким, летом при средний температуре июля 20-22°С и умеренно холодной зимой со средними температурами января от -5°С на западе до -20°С на востоке. В связи с недостаточным количеством выпадающих осадков — от 500-600 мм на западе до 300-400 мм на востоке (при повышенной испаряемости) обе зоны нуждаются в мелиорации земель, снегозадержании, развитии полезащитных насаждений, проведении мероприятий по борьбе с ветровой и водной эрозией. Степи, ныне почти сплошь распаханные, относились преимущественно к типу разнотравных на выщелоченных и типичных чернозёмах. Важной задачей в этих зонах является также сохранение плодородных почв и рекультивация нарушенных земель, связанных с крупномасштабной добычей ряда полезных ископаемых (районы KMA, Донбасса и др.).

К югу от степной зоны протягиваются зоны полупустынь и пустынь, расположенных как в умеренном, так и в субтропическом (на юге) поясах. Эти зоны занимают большей частью Прикаспийскую низменность, равнин Средней Азии, Южного Казахстана до Зайсанской котловины на востоке. Климат резко континентальный, засушливый. В полупустынях средняя температура июля 23-25°С., января от -4°С на западе до -16°С на востоке; в пустынях умеренного пояса — июля 25-29°С., января от -12°С на севере и до 0°С на юге. Осадков 150-250 мм в год, что в 3-4 раза меньше испаряемости. Растительный покров сильно разрежен и представлен преимущественно полукустарничковыми, кустарничковыми, реже древовидными (солянки, полынь, саксаул) видами, а также злаками на светло-каштановых, бурых и серозёмных почвах; большие площади заняты такырами, солончаками и песками. Осуществляются мероприятия по закреплению песков, поддержанию песко- и ветрозащитных насаждений, предотвращению вторичного засоления почв и грунтов. Особенно это относится к Узбекистану, где из-за неправильного избыточного полива наблюдается массовое засоление почв.

В CCCP имеются небольшие площади с распространением древесной и кустарниковой растительности субтропического пояса. В пределах зоны сухих (средиземноморских) субтропиков расположен Южный берег Крыма, северная часть Черноморского побережья Кавказа, восточное Закавказье, а также некоторые районы Средней Азии (долины Вахша, Кафирнигана и др.), отличающиеся умеренно жарким сухим летом со средними температурами 25-28°С и сравнительно тёплой зимой со средними температурами января от -2 до -6°С. Осадков 300-600 мм в год. Характерны заросли ксерофитных кустарников, лесные насаждения из дуба и бука на коричневых почвах, в Средней Азии — орехоплодовые леса.

К влажным субтропикам относится большей частью Черноморское побережье Кавказа, Колхидская и Ленкоранская низменности. Преобладают широколиственные леса из дуба, граба и бука, вечнозелёные виды (понтийский рододендрон, самшит, лавровишня, каштан на краснозёмных и желтозёмных почвах). Развито субтропическое плодоводство, виноградарство, возделывание чая, цитрусовых.

Для большинства горной территории CCCP характерна закономерная смена климатических условий и почвенно-растительного покрова с высотой (т.н. высотная поясность), наиболее чётко выраженная на Кавказе. Природоохранные мероприятия в горах осуществляют с помощью противолавинных и противоселевых сооружений, а также растительного покрова на крутых склонах гор, препятствующего ускоренной эрозии.

Для охраны природы и сохранения эталонных природных ландшафтов, редких и ценных видов животных и растений, а также выходов горных пород (т.н. памятники природы) и скоплений различных минералов создана сеть заповедников (в том числе биосферных), национального и природного парков и других категорий охраняемых территорий.

В 1920 В. И. Ленин подписал декрет об учреждении одного из первых в стране Ильменского заповедника на Южном Урале; в 1925 вблизи Красноярска основан заповедник "Столбы", известный живописными формами выветривания выходов сиенитов. Аналогичные формы выветривания встречаются в районе р. Лена. К 1988 в CCCP насчитывалось 155 заповедников и заповедно-охотничьих хозяйств, в том числе 22 биосферных (Кавказский, Приокско-террасный, Сихотэ- Алиньский и др.); 18 национальных парков ("Лахемааский" в Эстонской CCP). 

3. Основные черты геологического строения.

Значительная часть территории CCCP имеет платформенное строение. На юге и востоке платформенные территории обрамляются покровно-складчатыми и сводово-глыбовыми горными сооружениями, частично молодыми, кайнозойскими, частично более древними, от позднедокембрийских до мезозойских, возрождёнными новейшими движениями (см. карта 1, карта 2).

 Крайняя восточная периферия страны представляет собой области активной континентальной окраины Тихого океана (современной геосинклинали), северная периферия — пассивную окраину Северного Ледовитого океана.

Древние платформы обладают раннедокембрийским, в значительной части архейским фундаментом. Это — Восточно-Европейская платформа (Русская) и Сибирская платформа. Последняя целиком находится на территории CCCP, первая — своей большей частью продолжаясь в пределы скандинавских стран, Польши и Румынии. Кроме того, в северо-восточной части Баренцева моря (Земля Франца-Иосифа и прилегающая акватория) выделяется небольшая Северо-Баренцевская платформа, а в северо-восточной части Новосибирского архипелага и прилегающей акватории — Гиперборейская платформа, также с докембрийским, но, возможно, несколько более молодым фундаментом.

Восточно-Европейская платформа занимает почти всю Европейскую территории CCCP, за исключением Тимана и Печорской низменности, западного склона Урала, Карпат и крайнего юга Молдавии. Западная граница платформы почти целиком, за исключением небольшого участка вдоль Предкарпатского прогиба, проходит за пределами территории CCCP, совпадая с так называемым Балто-Подольским линеаментом. Платформа ограничена разломами, по которым смежные складчатые системы разного возраста надвинуты на неё. На ряде участков на юго-востоке и юге граница платформы скрыта под чехлом мезозойских и кайнозойских отложений, переходящих с древней платформы на молодую. Фундамент платформы обнажается на Балтийском и Украинском щитах и залегает выше нулевой изогипсы на Белорусском и Воронежском массивах; на последнем он вскрыт карьерами в районе KMA и кое-где обнажается в долине р. Дон. На остальной площади фундамент вскрыт многочисленными буровыми скважинами. Основная роль в его сложении принадлежит архейским образованиям (карта), среди которых встречаются реликты древнейших пород с возрастом до 3,9 млрд. лет (Кольский полуостров, Карелия, Воронежский массив, Украинский щит).

Раннепротерозойские образования пользуются более ограниченным распространением, слагая либо протоплатформенный чехол (Карелия), либо выполняя протоавлакогены (Печенга — Имандра — Варзуга на Кольском полуострове) или протогеосинклинальные складчатые системы (Курско-Криворожская, Одесско-Каневская и Орехово-Павлоградская на юге платформы). Осадочный чехол Восточно-Европейской платформы слагает Русскую плиту и включает верхневендские и фанерозойские отложения. В его основании расположены многочисленные рифтовые структуры — авлакогены, выполненные континентальными и мелководно-морскими обломочными и отчасти карбонатными отложениями рифея — нижнего венда, местами с участием основных вулканитов.

В составе чехла Русской плиты кембрийско-нижнедевонские мелководно-морские отложения пользуются органическим распространением, в основном в пределах Балтийской, отчасти Московской синеклизы. Отложения среднего девона — низов триаса, напротив, распространены наиболее широко. Они выполняют Московскую синеклизу и новообразованный в девоне Припятско-Днепровско-Донецкий авлакоген (с позднего визе — Украинская синеклиза) и перекрывают Волго-Уральскую антеклизу, представлявшую до этого сушу. Осадки среднего и верхнего девона лагунно-морские, частично соленосные, в Припятско-Днепровско-Донецком авлакогене карбона и нижней перми — мелководно-морские карбонатные, верхов нижней и низов верхней перми — снова лагунно-морских, верхов верхней перми и низов триаса — красно-цветные континентальные. В среднем палеозое была сформирована субширотная полоса поднятий, включающая Белорусскую и Воронежскую антеклизы и отделившая Балтийскую и Московскую синеклизы от Припятско-Днепровско-Донецкого авлакогена и его восточные продолжения — Донецкого бассейна с его мощной угленосной толщей среднего карбона; последний превратился в складчатое сооружение — Донецкий кряж к середине ранней перми. Отложения мезозоя и кайнозоя развиты в основном в южной половине Русской плиты, в Украинской и Прикаспийской синеклизах, на Черноморском склоне Украинского щита и лишь отчасти в наиболее глубоких частях Балтийской и Московской синеклиз. Терригенные отложения верхнего триаса — нижнего мела, континентальные и мелководно-морские, сменяются карбонатными (мел, мергели) верхнего мела — нижнего палеогена и снова терригенными, мелководно-морскими и континентальными олигоцен — неогена и, наконец, ледниковыми (на севере) и перигляциальными (на юге) четвертичными. Своеобразную структуру представляет расположенная в юго-восточном углу Русской плиты Прикаспийская синеклиза. Фундамент в её центральной части погружен до глубины свыше 20 км, а консолидированная кора утонена, очевидно, вследствие деструкции и обнаруживает субокеанский тип строения. В девоне (а возможно и раньше) и до начала кунгурского века ранней перми Прикаспийская синеклиза представляла глубоководный бассейны некомпенсированный осадконакоплением. В кунгуре она стала местом накопления мощной соленосной толщи, с присутствием которой связана характерная для неё Соляная тектоника в вышележащих мелководно-морских, частично континентальных отложениях верхней перми, мезозоя и кайнозоя.

На северо-востоке к древней Восточно-Европейской платформе прилегает Тимано-Печорская плита; здесь раннедокембрийский фундамент надстроен рифейским складчатым комплексом, выступающим на поверхность на Тимане, полуострове Канин, остров Кильдин, полуостровах Средний и Рыбачий и подстилающим чехлом южной части Баренцева моря и Печорской впадины. В строении чехла участвуют отложения начиная с ордовикских; главная роль принадлежит осадкам девона — перми, они достигают наибольшей мощности в линейных прогибах — авлакогенах (Печоро-Колвинском и др.), в конце палеозоя преобразованных в валы северо-северо-западной ориентировки. На северо-востоке, в районе Большеземельской тундры, древний (?) фундамент приближен к поверхности, нижние горизонты чехла приподняты, а верхние формируют пологую впадину.

Вторая крупная древняя платформа CCCP — Сибирская занимает пространство между Енисеем и Леной, Таймыром и Прибайкальем. Её северо-западная и северная границы скрыты под мезозойско-кайнозойским чехлом окраины Западносибирской плиты, Енисей-Хатангского прогиба и моря Лаптевых; восточная проходит вдоль Предверхоянского прогиба, а южнее — хребет Сетте-Дабан; южная граница — вдоль разлома, ограничивающего с юга Становое нагорье и далее в Прибайкалье (здесь её положение является спорным); юго-западная граница протягивается вдоль восточного Саяна и Енисейского кряжа, фундамент этой платформы обнажается в Алданском щите, Анабарском массиве, Оленёкском поднятии и на юго-западной периферии платформы, в Шарыжалгайской глыбе и Прибайкалье. Сложен он в основном породами архея; древнейшими из них считаются глубокометаморфизованные (гранулитовая фация) образования — основные и ультраосновные кристаллические сланцы, плагиогнейсы, чарнокиты. В раннем протерозое Становой пояс пережил интенсивную тектоно-термальную переработку, а на уже стабилизированном Алданском щите стал отлагаться протоплатформенный континентальный и мелководно-морской осадочный чехол. В конце раннего протерозоя вдоль южной окраины платформы возник Северо-Байкальский вулканоплутонический пояс. Осадочный чехол на Сибирской платформе начал накапливаться в позднем венде, а в рифее и начале венда осадконакопление и трапповый магматизм сосредоточивались в авлакогенах. Вендкембрийский комплекс достигает наибольшей мощности в Ангаро-Ленской синеклизе, где содержит в своём составе мощную соленосную толщу ранне- и среднекембрийского возраста. Также широко распространены ордовикско-силурийский и девонско-нижнекаменноугольный преимущественно карбонатный комплексы. К девону относится вспышка базальтового и щелочно-базальтового вулканизма и плутонизма, включая образование трубок кимберлитов, а также формирование Вилюйского авлакогена, в котором известны и соли. В среднем карбоне на северо-западе началось прогибание обширной Тунгусской синеклизы; её отделяет от более древней Ангаро-Ленской синеклизы и Предбайкальского прогиба Центральносибирская или Непско-Ботуобинская антеклиза северо-восточного простирания. В среднем — позднем карбоне и ранней перми Тунгусская синеклиза заполнялась лимническими угленосными отложениями, а в поздней перми — раннем и среднем триасе превратилась в арену мощного траппового магматизма, сменявшегося на её северо-восточной окраине щелочно-ультраосновным. После среднего триаса большей частью платформы стала областью размыва. Осадки мезозоя накапливались на северной и восточной периферии платформы, в Енисей-Хатангском, Лено-Анабарском и Предверхоянском прогибах и в Вилюйской синеклизе, наложенной на одноимённый палеозойский авлакоген и сливающейся на северо-востоке с Предверхоянским прогибом. Кроме того, юрские угленосные отложения выполняют Чульманскую впадину на Алданском щите и Иркутский прогиб перед Восточными Саянами. Кайнозойские континентальные осадки пользуются на платформе незначительным распространением. Чехол в целом деформирован слабо, за исключением системы линейных складок северо-восточного простирания, с участием кембрийской соли в Ангаро-Ленской синеклизе и в низовьях Ангары, пологих валов в Енисей-Хатангском прогибе и соляных куполов (девонская соль) там же и в Вилюйском авлакогене.

Восточно-Европейскую и Сибирскую платформы в рифее и палеозое разделил широкий подвижный Урало-Охотский, или Урало-Монгольский, геосинклинальный пояс меридионального простирания, который на юге плавно поворачивает к востоку, приобретая широтное простирание и отделяя здесь Сибирскую платформу от Китайско-Корейской. Его северный сегмент называется Урало-Сибирским, южный — Центральноазиатским; последний частично выходит за пределы CCCP — в KHP и MHP. Пояс этот, как полагают, заложен на раннедокембрийской континентальной коре, общей с корой смежных древних платформ, но подвергшейся интенсивной деструкции в течение рифея, особенно его второй половины. В результате к венду — раннему кембрию здесь возникли обширные бассейны с океанской корой, составляющие Палеоазиатский океан в котором, однако, сохранились и многочисленные обломки континентальной коры (микроконтиненты) — Казахстано-Северо-Тянь-Шаньский, Джунгарский, Тувино-Монгольский и другие, более мелкие, особенно по периферии океана. Расширение бассейнов с океанской корой продолжалось в осевой зоне пояса до девона в Урало-Сибирском сегменте, а в Центральноазиатском и позднее. Реликты коры этих бассейнов — многочисленные офиолитовые зоны Урало-Охотского пояса. В то же время на периферии начиная с позднего рифея происходили деформации осадочно-вулканогенных толщ и внедрение гранитоидов. Позднерифейский (байкальский) диастрофизм наиболее интенсивно проявился в западном и южном обрамлении Сибирской платформы — на Таймыре и архипелаге Северная Земля, в Енисейском кряже, Саянах и Прибайкалье, Забайкалье и Приамурье, отчасти на западе Центрального Казахстана и в Северном Тянь-Шане. Следующая эпоха диастрофизма (в позднем кембрии) — салаирская затронула большую часть Алтае-Саянской области, в частности юго-западный склон восточного Саяна, Кузнецкий Алатау, Салаир, Горного Шорию, Туву.

Большое значение в формировании структуры Центрального Казахстана, кроме Джунгаро-Балхашской области, а также Северного и Срединного Тянь-Шаня, Горного Алтая и Западного Саяна имел позднеордовикский и особенно позднесилурийский — раннедевонский диастрофизм. Последний распространился и на ранее консолидированные периферические зоны пояса, сопровождаясь мощным гранитообразованием. Определённое значение имели события среднего девона, в том числе на Урале, в Центральном Казахстане и Алтае-Саянской области. Заключительная эпоха диастрофизма началась в карбоне и охватила поздний палеозой; она завершила формирование складчатой структуры Урала, Южного и Срединного Тянь-Шаня, Рудного Алтая и Обь-Зайсанской складчатой системы, восточного Забайкалья. Лишь крайнее восточное звено пояса — Амуро-Охотская складчатая система — продолжала геосинклинальное развитие в триасе, ранней и средней юре, завершив его в поздней юре — раннем мелу. Одновременно смежные с ней Алданский щит Сибирской платформы и Буреинский массив — отторженец Китайско-Корейской платформы, а также восточное Забайкалье испытали значительную магматическую активизацию с внедрением многочисленных гранитных плутонов. Возникшая в итоге этой длительной подвижности структура Урало-Охотского пояса отличается большой сложностью. На западе её периферическими элементами являются Уральская складчатая система (см. Урал), граничащая с Восточно-Европейской платформой, и система Южного Тянь-Шаня, пограничная со Средиземноморским геосинклинальным поясом и Таримским массивом — микроконтинентом с позднедокембрийским фундаментом. Структура Урала характеризуется комплексом тектонической чешуи и покровов, надвинутых к западу; структура Южного Тянь-Шаня — аналогичным комплексом, перемещённым в основном к югу. Уральская система вырождается и одновременно омолаживается в северном направлении, с выклиниванием энсиматической зоны восточного склона. Пай-Хой и Новая Земля развивались целиком на континентальной коре байкальского (?) возраста и испытали завершающую складчатость в конце триаса. То же относится к Южному Таймыру (xpебет Бырранга). В строении более внутренних районов Урало-Охотского пояса также выявляется существенная роль надвигов и шарьяжей, не обладающих здесь, однако, столь выдержанной направленностью, как на Урале.

Значительная северная часть Урало-Охотского пояса скрыта под мощным (до 3-5 км на юге, 10-12 км на севере) чехлом Западносибирской плиты, что затрудняет расшифровку его внутренней структуры и определяет разноречивость её трактовки. Несомненно, что эта структура, особенно на севере плиты и на её продолжении в Карском море, включает значительные байкальские и, возможно, добайкальские массивы — микроконтиненты, перекрытые палеозойским карбонатным чехлом. Вместе с тем здесь находят своё продолжение каледониды восточной части Центрального Казахстана, герциниды Обь-Зайсанской зоны, салаириды Алтае-Саянской складчатой области с их офиолитовыми зонами. Западный склон плиты (мегасинеклизы) наложен на восточные зоны Урала, восточный — на байкалиды западной периферии Сибирской платформы. Осадочный чехол плиты начинается на юге с отложений средней — верхней юры. В его основании прослеживается сложная система погребённых рифтов триасово-раннеюрского возраста, заполненных продуктами базальтового вулканизма и континентальными обломочными осадками. Стержневым в этой системе является Уренгойско-Колтогорский палеорифт, а его северо-восточным ответвлением — палеорифт в основании Енисей-Хатангского прогиба. Возможно, что второй из этих рифтов и северная часть первого заложились ещё в дотриасовое время. Наибольшая по мощности часть разреза чехла Западносибирской плиты приходится на мелководно-морские, по периферии континентальные отложения мелового, отчасти палеогенового возраста, неоген практически уже целиком континентальный. Деформированность чехла очень слабая, здесь с трудом выделяются отдельные своды и впадины; в сводах образовались огромные залежи нефти и (или) газа, а в поверхностных толщах — крупные запасы диатомита.

Вторым крупнейшим подвижным поясом территории CCCP является Средиземноморский, обрамляющий с юга Восточно-Европейскую платформу и отделяющий её от Африканской, а восточнее Каспийского моря непосредственно или почти непосредственно граничащий с Урало-Охотским поясом. Заложение средиземноморского геосинклинального пояса относится к позднему рифею; подобно Урало-Охотскому поясу, он возник на подвергшейся деструкции и сохранившейся в виде микроконтинентов докембрийской континентальной коры, соединявшей Гондвану и Лавразию. Первый этап развития пояса закончился перед вендом, а в других районах в середине — конце кембрия; он привёл к регенерации континентальной коры почти на всей площади пояса. Эта кора сохранилась без переработки на южной периферии, за пределами территории CCCP, а также на небольших участках северной периферии — в Предкарпатье, Молдавии и в виде отдельных массивов, в частности Закавказского и Центральноиранского, во внутренних районах пояса. Северная часть последнего охватывает и юг Закавказья CCCP; здесь байкальский фундамент перекрыт чехлом мелководно-морских, в значительной части карбонатных отложений девона — мела, испытавших лишь умеренные деформации. Северная полоса пояса в ордовике подверглась повторной деструкции с новообразованием коры океанского типа, представленной офиолитами. Последние обнажены в Главном и Передовом хребтах Большого Кавказа, участвуя в строении перемещённых к северу тектонических покровов. На Северном Памире деструкция прошла позднее и офиолиты имеют раннекарбоновый возраст; они также образуют покровы. Севернее, в Предкавказье и на Туранской плите среднепалеозойское осадконакопление протекало, вероятно, на континентальной коре. Позднепалеозойский диастрофизм охватил обширную территорию — от Карпат через Равнинный Крым, Большой Кавказ и Копетдаг до Северного Памира — с образованием сложной покровно-складчатой структуры, региональным метаморфизмом и гранитообразованием, максимальным в Главном хребте Большого Кавказа. В итоге эта территория испытала консолидацию, на фоне которой в триасе возникла система рифтоподобных прогибов Северного Добруджи, Северного Крыма, Предкавказья, Мангышлака, Туаркыра, Ю. Туркмении. Их развитие завершилось складчатостью в начале юры. Со средней юры на этой площади началось накопление осадков, слагающих платформенный чехол Скифской и Туранской плит (местами, на срединных массивах, чехол имеет и более древний возраст). Чехол Туранской плиты через Тургайский прогиб между Уралом и палеозойским массивом Центрального Казахстана соединяется с чехлом Западносибирской плиты. Он включает широко распространённые морские отложения мела и палеогена и несколько более ограниченно развитые — неогена. Наибольшая мощность чехла приурочена к восточной Туркменской (Амударьинской) синеклизе (8-10 км), наименьшая — к сводовым поднятым (Симферопольскому в Крыму, Kapa-Богазскому и Каракумскому в Туркмении). Дислоцированность чехла неравномерная; относительно более интенсивная — на Тарханкутском полуострове в Крыму, в центральной и южной Мангышлаке, Туаркыре, Кубадаге, Большом Балхане и более слабая — на других участках.

Современный Горный Крым испытал интенсивное погружение в среднем триасе — ранней юре с накоплением мощной толщи терригенных флишоидных отложений континентального склона и подножья, интенсивно смятых перед средней юрой. На Большом Кавказе и Копетдаге в начале юры произошла регенерация геосинклинального режима с образованием окраинного моря с корой субокеанского типа и накоплением мощной черносланцевой формации нижней и средней юры. Северная периферия бассейна испытала складчатые деформации и некоторое поднятие перед поздней юрой и в начале мела, после чего здесь отлагались шельфовые осадки, а на юге (Судакская зона Крыма, южный склон Большого Кавказа) в поздней юре началось мощное флишенакопление, продолжавшееся до эоцена включительно. В Центральном Памире в конце палеозоя — триасе прошла деструкция более древней континентальной коры с новообразованием глубоководного бассейна на океанской коре (о чём свидетельствуют офиолиты). В конце юры — начале мела отложения этого бассейна подверглись интенсивной складчатости и внедрению гранитов. Древний кристаллический массив Юго-Западного Памира испытал лишь повторную гранитизацию, а энсиалического зона Юго-Восточного Памира — деформации меньшей интенсивности. К югу от Закавказского массива, в центральной части Малого Кавказа в триасе или даже позднем палеозое также проявилась деструкция с образованием бассейна с корой океанского типа, выраженной офиолитами. Замыкание этого бассейна с надвиганием офиолитовых покровов к северу и югу на смежные микроконтиненты (Закавказский и Центральноиранский) произошло в позднем мелу. Закавказский массив, начиная со средней юры, был надстроен мощной вулканической дугой, активность которой сохранялась почти до конца мела. В конце мела офиолитовые покровы были перекрыты толщей сенонских карбонатных отложений, а в эоцене значительная часть Малого Кавказа была охвачена мощным вулканизмом рифтогенного типа. В конце эоцена Малый и отчасти Большой Кавказ испытали складчатые деформации, достигшие максимальной интенсивности в конце миоцена — начале плиоцена. К этому времени относится и окончательное оформление складчатых горных сооружений Кавказа, разделяющей их Закавказской зоны межгорных впадин (Рионской и Куринской) и предкавказских прогибов (Индоло-Кубанского и Терско-Каспийского). На продолжении этих впадин находятся более обширные, глубокие и относительно древние (но не древнее позднего мезозоя) Черноморская и Южно-Каспийская впадины; первая с мощностью кайнозойских осадков до 16 км, вторая — более 22 км. Структура Большого Кавказа приобрела характерную для неё асимметрию, с надвиганием покровов к югу, распространяющимся и на Среднекуринскую впадину. Северный склон Большого Кавказа, как и Горного Крыма и Большого Балхана, сложен моноклинально залегающими толщами верхней юры — палеогена. Малый Кавказ деформирован неравномерно, интенсивнее всего в центральной Севано-Зангезурской офиолитовой зоне. В позднем миоцене — плейстоцене Малый Кавказ и центральная часть Большого Кавказа оказались охваченными мощной вулканической деятельностью (см. Кавказ). Памир, который в позднем мелу и раннем палеогене был покрыт мелким эпиконтинентальным морем, затем вновь испытал поднятие и оказался вовлечённым в интенсивные тангенциальные деформации с движением шарьяжей к северу. Эти поднятия и деформации, начавшиеся в олигоцене и достигшие кульминации в плиоцен — четвертичное время, распространились и на прилегающую область Тянь-Шаня, а также отчасти на Центральный Казахстан, Алтае-Саянскую область, Прибайкалье и Забайкалье, возродив здесь горный рельеф. Одновременно возникла Байкальская система рифтов, а в области Тянь-Шаня оформились межгорные впадины — Таджикская, Ферганская, Нарынская, Иссык-Кульская и более мелкие (см. Тянь-Шань).

Активное развитие в мезозое и кайнозсе испытала и восточная окраина CCCP. К востоку от Сибирской платформы расположена Верхояно-Чукотская складчатая область, заключительная деформация которой относится к поздней юре — раннему мелу. Большая часть этой области, вплоть до хребта Черского на востоке, развивалась в палеозое и раннем мезозое как пассивная окраина Сибирского континента. В рифее, раннем и среднем палеозое до середины раннего карбона она испытывала умеренное погружение с накоплением шельфовых, преимущественно карбонатных осадков. Затем погружения резко усилились и началось отложение мощного (до 10-12 км) "верхоянского" комплекса терригенных осадков нижнего карбона — верхней юры, включающего отложения континентального склона и подножия. Восточнее, в полосе хребта Черского ещё в ордовике (?) возник глубоководный бассейн с корой океанского или переходного типа, отделивший от Сибирского континента Колымо-Омолонский микроконтинент. В средней — поздней юре на краю этого микроконтинента образовалась вулканическая дуга (вулканоплутонического пояс) и началась их коллизия с Верхояно-Колымской окраиной Сибирского континента. Она привела к складчато-надвиговым деформациям Верхояно-Колымской системы, на большей части её площади довольно умеренным, но выраженным пологими надвигами вдоль границы с возникшим ещё в конце юры — раннем мелу Предверхоянским прогибом и в самой зоне коллизии. Перед вулканоплутоническим поясом и в его тылу ещё в поздней юре обособились прогибы (Зырянский, Момский), превратившиеся в межгорные, заполненные молассой в начале мела. Северная, широтная, часть Верхояно-Чукотской области — Новосибирско-Чукотская система представляет южную пассивную окраину Гиперборейской платформы; по её южному краю протягивается от острова Большой Ляховский к р. Большой Анюй и далее севернее залива Креста офиолитовый шов, маркирующий закрытие предпозднеюрского бассейна с корой океанского типа. К северу от шва распространён терригенный комплекс пермско-нижнемелового возраста, сходный с верхоянским, но меньшей мощности, из-под которого местами выступают карбонатные толщи среднего и нижнего палеозоя и рифея и более древние метаморфиты. Южнее офиолитового шва, на краю Колымо-Омолонского массива простирается Олойская палеовулканическая дуга триасово-юрского возраста.

Столкновение этой дуги и массива с окраиной Гиперборейской платформы произошло в конце неокома, т.е. после того, как эти структуры соединились с Верхояно-Колымской окраиной Сибирской платформы. Вскоре после этого в альбе вдоль юго-восточного притихоокеанского края Верхояно-Чукотской области возник Охотско-Чукотский краевой вулканоплутонический пояс андского типа. Его предшественником в позднем палеозое — раннем мезозое являлась протягивающаяся юго-восточнее, параллельно поясу, вдоль побережья Охотского моря Удско-Мургальская палеовулканическая дуга. Охотско-Чукотский пояс активно развивался до конца мела; он резко несогласно наложен на структуры Верхояно-Чукотской области и конформен структурам более молодой, по времени завершающей складчатости Дальневосточной области.

Дальневосточная геосинклинальная область охватывает Сихотэ-Алинь, Охотское и Японское моря, Сахалин, Курилы, Камчатку и Корякское нагорье, представляя один из сегментов Тихоокеанского геосинклинального пояса. Большая часть области возникла на коре океанского типа, документированной разновозрастными офиолитами, от ордовикских до позднемеловых. Но здесь известны и относительно небольшие отторженцы раннедокембрийской континентальной коры — на Камчатке, на полуострове Тайгонос, в Сихотэ-Алине. Предположительно, столь же древним фундаментом обладает крупный Центральноохотоморский массив. Складчатые системы области простираются в общем согласно контуру впадины Тихого океана меняя своё простирание от близдолготного на юге до близширотного на севере. При этом наблюдается их омоложение в направлении от материка к океану. Соответственно более внутренними и относительно древними элементами области являются Сихотэ-Алиньская и Пенжинско-Анадырская складчатые системы, вероятно сочленяющиеся под водами Охотского моря и испытавшие заключительные деформации в середине мела. Геосинклинальный комплекс этих систем включает не только мезозой, но и палеозой. Сихотэ-Алиньская система примыкает на западе к Ханкайскому и буреинскому древним массивам, вероятно, первоначально связанным с Китайско-Корейской платформой. На севере, в нижнем Приамурье она практически сливается с Амуро-Охотской системой, отделяясь Амгунским межгорным прогибом, открывающимся в Охотское море. На востоке система ограничивается Восточно-Сихотэ-Алиньским краевым вулканоплутоническим поясом, аналогом и продолжением Охотско-Чукотского, но несколько более молодого возраста. Западная зона Сахалина, сложенная мощной терригенной толщей мела-кайнозоя, представляет выполнение прогиба, развивавшегося вдоль фронта этого пояса. В восточной зоне выступают офиолиты от позднепалеозойских (?) до позднемеловых и кремнисто-вулканогенных и островодужных вулканических серий. Эта зона испытала складчатость в конце мела и вместе с Западной зоной перед плиоценом. Пенжинско-Анадырская зона — гомолог Западно-Сахалинской образовалась на месте прогиба между Удско-Мургальской вулканической дугой, а затем Охотско-Чукотским вулканоплутоническим поясом и Таловско-Майнской невулканической дугой. По другую, юго-восточную, сторону этой дуги, в Корякии, простирается Алгано-Великореченская зона и далее сложное, многоярусное шарьяжное сооружение восточнее Корякии, развившееся на месте позднемезозойских вулканических дуг и окраинных (тыльнодуговых) морей. Образование шарьяжей относится к концу мела — началу палеогена, направление их перемещения — южное. Алгано-Великореченская зона Корякии находит своё продолжение в Западной зоне Камчатки, геосинклинальный комплекс которой включает отложения от верхней юры до верхов мела, а орогенный начинается в палеогене. На западе, вдоль современного побережья полуострова, эта зона примыкала к одноимённому вулканическому поясу, сменившему во времени Охотско-Чукотский и протягивавшемуся далее, со смещением по трансформному разлому, вдоль южного края Центральноохотоморского массива. На Западно-Камчатскую зону с востока надвинута Восточно-Камчатская, продолжающаяся к северо-востоку Олюторской зоной Корякского нагорья. Эти зоны имеют своим основанием офиолитовый комплекс альба — верхнего мела, сменяющийся палеогеновым флишем. Основные деформации, включающие шарьяжи, относятся к началу миоцена, когда флиш в прогибах сменяется молассой. В олигоцене возник Центральнокамчатский вулканический пояс с продолжением через Петропавловский трансформный разлом в Курильскую вулканическую дугу. Центральнокамчатский вулканический пояс сохранял остаточную активность до начала плейстоцена, но уже перед плиоценом на Камчатке оформилась современная зона вулканической деятельности, наложенная на Восточно-Камчатскую зону и сопряжённая с Курило-Камчатским глубоководным жёлобом. Курильская вулканическая дуга сохранила своё положение. На севере Курило-Камчатский жёлоб сочленяется с Алеутским, возникшим вдоль образованной в конце мела — начале палеогена Командоро-Алеутской дуги. В тылу этой дуги тогда же начала развиваться система островных дуг, ныне подводных хребтов Ширшова — Бауэрса; первый из них выходит на сушу на Олюторском полуострове и в хребте. Между восточным побережьем северной Камчатки, хребет Ширшова и Командорскими островами обособилась глубоководная Командорская впадина с сохранявшей активность до позднего миоцена осью спрединга меридионального простирания. В тылу Курильской дуги не позднее олигоцена — раннего миоцена образовалась аналогичная Южно-Охотская впадина. К началу миоцена относится и заложение глубоководных впадин Японского моря. Всё это привело к окончательному оформлению современного структурного плана Дальневосточной окраины CCCP.

4. Этапы геологической истории.

В ряде районов страны, в пределах кристаллических щитов древних платформ установлено присутствие пород с возрастом 3,5-3,9 млрд. лет (катархей или самый ранний архей), сравнимым с возрастом древнейших пород на Земле – так называемых серых гнейсов. По-видимому, первоначально подобные породы были достаточно широко развиты в пределах современных древних платформ и присутствуют в низах их фундамента. С образования этих пород началось формирование здесь континентальной коры. Гораздо шире распространены на поверхности или в основании осадочного чехла древних платформ породы собственно архейского возраста. По составу это преимущественно гранитогнейсы, гнейсы, граниты, кристаллические сланцы, амфиболиты, а также метавулканиты и железисто-кремнистые породы зеленокаменных поясов или различные гранулиты и чарнокиты. Такое разнообразие пород отвечает двум главным палеотекислотоническим обстановкам — гранит-зеленокаменных областей и гранулито-гнейсовых поясов. По площади первые преобладали; здесь на фоне более древней незрелой гранито-гнейсовой коры развивались рифтоподобные структуры — зеленокаменные пояса нескольких поколений. Их развитие заканчивалось складчатостью, метаморфизмом, становлением гранитных плутонов всё более калиевого состава. К концу архея на большей, если не на всей площади древних платформ и за их пределами, возникла зрелая континентальная кора. Однако в начале протерозоя эта кора подверглась дроблению и частичной деструкции с заложением протогеосинклиналей типа Свекофеннской и Курско-Криворожской Восточно-Европейской платформы с характерными для неё железистыми кварцитами. Другие зоны испытали интенсивную тектоно-термальную активизацию и переработку — Мурманский, Лапландско-Беломорский, Подольский пояса и их погребённые аналоги на Восточно-Европейской платформе, Становой пояс на юго-востоке Сибирской платформы. На большей же части области архейского корообразования установились условия, близкие к платформенным (протоплатформенным), о чем свидетельствует накопление осадков и излияние основных вулканитов, характерных для платформенных чехлов (Карелия, Алданский щит). На некоторых участках эти отложения накапливались в больших объёмах в линейных впадинах, с одной или двух сторон ограниченных разломами, — протоавлакогенах (например, Имандра-Варзугский на Кольском полуострове), на других (Удоканская впадина с медистыми песчаниками на западе Алданского щита) — в протосинеклизах. К концу раннего протерозоя (карельская эпоха диастрофизма) протогеосинклинали замкнулись и спаяли протоплатформенные блоки архейской коры, широко проявились региональный метаморфизм и гранитизация, и практически на всём пространстве страны, кроме окраины Тихого океана и участков будущего новообразования океанской коры в пределах рифейско-фанерозойских подвижных поясов, образовалась континентальная кора, включающая более древние, архейские глыбы. Эта кора первоначально составляла, вероятно, единый континентальный массив, простиравшийся на севере, западе и юге далеко за пределы территории CCCP. В первой половине позднего протерозоя, в раннем и отчасти среднем рифее большая часть этого суперконтинента представляла область поднятия и денудации и лишь на отдельных участках начались опускания в форме авлакогенов, которые получили широкое развитие в среднем рифее — раннем венде. На западе Восточно-Европейской платформы в раннем рифее происходило становление крупных плутонов гранитов-рапакиви, на Украине — в ассоциации с габбро-анортозитами. На юге Сибирской платформы сходные граниты ассоциируются с кислыми вулканитами. В среднем и особенно позднем рифее наряду с континентальными рифтами-авлакогенами начали развиваться мощные рифтовые системы, перерождавшиеся в межконтинентальные, а затем и в геосинклинали с разрывом континентальной коры и её замещением корой субокеанического и океанического типов. К венду — началу кембрия сформировалась осевая зона Урало-Охотского пояса с многочисленными апофизами на её периферии. К этому времени многие участки на окраинах того же пояса успели завершить своё геосинклинальное развитие. Некоторые из них — Тимано-Печорская область с Полярным Уралом, север Таймыра и архипелаг Северная Земля, Енисейский кряж с прилегающей полосой фундамента Западносибирской плиты, северо-восточная зона восточного Саяна, некоторая часть Забайкалья, Буреинский и Ханкайский массивы — во второй половине позднего рифея и венда вступили в орогенный этап развития, сменившийся в кембрии платформенным или близким к нему режимом. Аналогичный процесс характерен для Средиземноморского пояса, заложение которого относится к позднему рифею, а первый этап геосинклинального развития завершился к венду или середине кембрия с новообразованием континентальной коры, на большей части площади не вполне зрелого типа. Реликты этой коры образуют фундамент Закавказского, Центральноиранского (северная часть его охватывает Южное Закавказья), Северно-Кавказского, вероятно, Северно-Устюртского, Kapa-Богазского, Каракумского массивов, подвергшихся, однако, тектономагматической переработке в позднем палеозое.

В среднем — позднем кембрии восточная активная окраина Урало-Охотского палеоокеана нарастилась складчатой системой Кузнецкого Алатау — восточного Саяна, а с образованием Чингиз-Тарбагатайской островной дуги от этого океана отчленился западный, Казахстано-Джунгарский, бассейн, превратившийся в окраинно-морской. В раннем — среднем ордовике ещё продолжалось расширение этого и основного бассейна. Процесс деструкции и новообразования коры океанического типа затронул в это или несколько более позднее время будущие Уральскую и Южный-Тянь-Шаньскую системы, расширив контуры пояса на западе и юге. Этот же процесс распространился на Средиземноморский пояс, сливавшийся в Закаспии с Урало-Охотским, вызвав здесь, в частности, регенерацию геосинклинального режима на Большом Кавказе. К позднему ордовику западная окраина Казахстано-Джунгарского бассейна превратилась из пассивной в активную, с интенсивным проявлением раннекаледонской складчатости и гранитообразования, охвативших и прилегающий Казахстано-Северо-Тянь-Шаньский микроконтинент. В меньшей степени деформации этой эпохи затронули центральную часть Алтае-Саянской области, вызвав её расчленение на отдельные полуизолированные впадины — внутреннего моря. Эти моря подверглись осушению в результате проявления следующей эпохи каледонского диастрофизма — позднесилурийской, приведшей к окончательному оформлению складчато-надвиговой структуры большинства сооружений Алтае-Саянской области, от Восточных Саян до Горного Алтая включительно, а также Прибайкалья и Центрального Казахстана, и их вступлению в орогенный этап развития с широким проявлением гранитообразования. Джунгаро-Балхашский бассейн замкнулся на севере, превратившись во внутреннее море, а по его периферии в девоне возник мощный краевой вулканоплутонический пояс. На Урале и в Южном Тянь-Шане в силуре и раннем — начале среднего девона продолжалось расширение бассейна с корой океанического типа; то же, вероятно, относится к восточной части Урало-Охотского пояса (восточной Забайкалье, Приамурье). Обстановка на Северо-востоке и Дальнем Востоке в раннем — среднем палеозое ещё остаётся во многом неясной. Наиболее древние офиолиты, известные на западе Корякского нагорья, имеют ордовикский возраст; восточнее известны девонские глубоководные кремнистые отложения. На юге, в пограничной с Сихотэ-Алинем зоне Ханкайского массива, начиная с позднего кембрия, вырисовывается режим активной континентальной окраины андского типа. Т. остров, Дальний Восток, включая Корякское нагорье, уже в раннем палеозое выступает как периферия Тихого океана Верхояно-Чукотская область в рифее — кембрии ещё составляет одно целое с едиными Сибирской и Гиперборейской платформами и обладает с ними общим платформенным чехлом, среди которого в рифее выделяются отдельные грабен-прогибы — авлакогены. В позднем венде Сибирская — Гиперборейская и Восточно-Европейская платформы вступают в плитный этап своего развития. Широким распространением плитного чехла с участием мощной соленосной толщи нижнего — среднего кембрия на юго-западе Сибирская платформа отличается от Восточно-Европейской, где кембрийские отложения известны лишь на западной периферии. Несколько шире здесь распространены отложения ордовика — силура, заходящие в западную часть будущей Московской синеклизы и появляющиеся на юго-востоке, в Прикаспийской синеклизе. В восточной Сибири они развиты шире, причём с ордовика намечаются определённые черты отличия разрезов Верхояно-Колымской области от платформенных; в полосе хребта Черский и хребта Сетте-Дабан появляются фации континентального склона (силициты, флиш), что свидетельствует о формировании глубоководных бассейнов с корой субокеанического (возможно, океанического) типа, отделивших Колымо-Омолонский и Охотский массивы от Сибирского континента.

В девоне — раннем карбоне формируются важные черты структуры Восточно-Европейской платформы — Припятско-Днепровско-Донецкий авлакоген, Белорусско-Воронежская (в дальнейшем разделившиеся) и Волго-Уральская антеклизы, Московская синеклиза, обособившаяся от Балтийской; оформляется в качестве глубоководного бассейна Прикаспийская синеклиза; возрождаются некоторые рифейские авлакогены на востоке Русской плиты. Эта структурная дифференциация сопровождается местами, особенно в авлакогенах, базальтовым и щелочно-базальтовым вулканизмом. Среди осадков данного этапа главная роль принадлежит карбонатам, особенно доломитам, но в Припятско-Днепровско-Донецком авлакогене в верхнем девоне развиты мощные соленосные отложения. Сходными чертами характеризовалось развитие Сибирской платформы, где базальтовый и щелочно-базальтовый магматизм проявился в ещё больших масштабах и произошло заложение Вилюйского авлакогена на месте рифейской интракратонной подвижной зоны. К завершающей стадии этой эпохи магматизма, к концу девона — началу карбона, относится становление кимберлитовей формации северо-востока платформы. Процесс рифтогенеза и сопутствующего ему магматизма в девоне охватил и Верхояно-Колымскую область с максимальной интенсивностью в полосе хребта Черского, где произошло дальнейшее расширение зоны раздвига континентальной коры. В связи со всем этим значительно возросла фациальная пестрота осадков, среди которых наряду с обломочными вплоть до турнейского века существенную роль играли карбонатные разности, в том числе рифовые постройки и эвапориты. В визейское время в связи с перемещением Сибирской платформы и Верхояно-Чукотской области из аридной зоны в гумидную, усилением поднятий в восточной и южной частях платформы (Анабаро-Алданская полоса), затуханием рифтогенеза и началом общего погружения Верхояно-Колымской континентальной окраины маломощная преимущественно карбонатная нижнесреднепалеозойская седиментация здесь сменилась терригенной с накоплением мощнейшего верхоянского комплекса, продолжавшегося до поздней юры. Образование в девоне вулканоплутонического пояса андского типа в северо-восточной части Колымо-Омолонского микроконтинента может косвенно свидетельствовать о возникновении уже в эту эпоху океанского раздвига между этим микроконтинентом и Гиперборейской платформой — апофизы Пратихого океана. В осевой Обь-Зайсанской зоне Урало-Охотского пояса растяжение и спрединг продолжались в девоне. Джунгаро-Балхашский морской бассейн продолжал заполняться терригенными осадками. В Уральской системе в середине девона на востоке возобладал режим вулканических дуг и тангенциального сжатия, приведший к накоплению мощной терригенной флишоидной зилаирской серии фамена — турне на востоке современного западного склона. Западнее, на шельфе Восточно-Европейского континента продолжалось начавшееся в ордовике карбонатонакопление (после регрессии в конце силура — начале девона). В Южном Тянь-Шане активное растяжение, видимо, также прекратилось, господствовало отложение мелководных карбонатов с отдельными вспышками подводного вулканизма. Однако на юге Гиссарского хребта в раннем карбоне проявилось рифтообразование с появлением коры океанического типа (офиолиты). Аналогичный процесс характерен и для Северного Памира, где масштаб раздвига мог быть более значительным. На остальной площади Урало-Охотского пояса в раннем — среднем девоне шло активное поднятие складчатых сооружений и гранитообразование с накоплением красноцветных континентальных моласс в межгорных впадинах — Минусинской и других на востоке, Тенизской, Джезказганской, Тянь-Шаньских впадинах на западе Молассы в ряде впадин прослоены основными и (или) кислыми вулканитами. В позднем девоне — раннем карбоне скорость поднятий резко снизилась и довольно широкое распространение, в частности в Сарысу-Тенизской зоне Центрального Казахстана, хребет Каратау и Срединном Тянь-Шане, получила шельфовая карбонатная формация. На Алтае, в промежуточной зоне между Обь-Зайсанским глубоководным бассейном и областью интенсивного девонского орогенеза возникли рифтогенные прогибы с накоплением черносланцевой формации (Ануйско-Чуйский и др.). В Средиземноморском поясе погружения охватили Предкавказье, а на Большом Кавказе оформилась вулканическая дуга Передового хребта и невулканическая — Главного хребта; к югу от последнего располагался глубоководный бассейн — осевой в системе Палеотетиса. Через юг Туркмении, северный Иран и Афганистан он должен был соединяться с Памирским. Главным образом со среднепалеозойским островодужным вулканизмом на Урале, Алтае, Северном Кавказе связано образование месторождений медно-колчеданных руд.

Поздний палеозой явился временем кардинального изменения палеогеографической и палеотектонической обстановки на большей части территории CCCP. К этому времени Восточно-Европейская и Сибирская платформы, находившиеся в начале палеозоя, по палеомагнитным данным, в южном полушарии, но на значительном расстоянии одна от другой по долготе, пересекли экватор и сблизились, вызвав сжатие Урало-Охотского пояса. Соответственно все его зоны, которые ранее не испытали полной кратонизации, подверглись сжатию, приведшему к их преобразованию в складчато-надвиговые или складчато-покровные сооружения (Урал, Южный и Срединный Тянь-Шань, Обь-Зайсанская система). Одновременно широко проявился гранитоидный интрузивный магматизм, сопровождавшийся существенным рудообразованием. Перед Уралом образовался Предуральский прогиб, перед центральным отрезком Обь-Зайсанской системы — прогиб Кузнецкого бассейна. Во втором и на севере первого отлагалась угленосная моласса, в средней и южной части Предуральского прогиба — соленосная, затем красноцветная. Пай-Хой и Новая Земля продолжали погружаться, заполняясь мощными обломочными морскими осадками. Интенсивные герцинские деформации охватили и восточную, широтную, часть Урало-Охотского пояса, где они были связаны, очевидно, со сближением Китайско-Корейского континента с Сибирским. Лишь крайний восточный пояс — Амуро-Охотская система избежала этих деформаций, здесь продолжалось глубоководное осадконакопление. Но отголоски позднегерцинских тангенциальных деформаций ощущаются и в Сихотэ-Алине. Верхояно-Колымская и Новосибирско-Чукотская системы, входящие в состав Верхояно-Чукотской складчатой области северо-востока, продолжают интенсивно погружаться в направлении Анюйского и Яно-Индигирского глубоководных бассейнов окраинно-морского типа, разделённых Колымо-Омолонским микроконтинентом, с накоплением мощных терригенных толщ. На самом микроконтиненте проявился трапповый магматизм, а по юго-восточной окраине Верхояно-Чукотской области, на границе с Пратихим океаном возникла Удско-Мургальская вулканическая дуга. Сибирская платформа испытала общее поднятие, на фоне которого в её северо-западные части происходило относительное погружение крупной Тунгусской синеклизы, заполнявшейся лимнической угленосной формацией. Кроме того, испытывали опускание северные и восточные склоны платформы и Вилюйская синеклиза. Средиземноморский пояс (от Карпат до Памира) в позднем палеозое также явился ареной интенсивных тангенциальных деформаций, вплоть до образования направленных к северу шарьяжей. Связано это было, очевидно, со сближением Восточно-Европейского континента и Гондваны, в частности её Аравийского выступа, достигавшего современного Закавказья. Фронт этих деформаций проходил через северную окраину Донбасса к Астрахани и далее сливался с фронтом дислокаций Урала. На Русской плите наибольшие опускания испытала её восточная, прилегающая к Уралу, часть. Прикаспийская синеклиза в кунгурский век перми заполнилась мощной соленосной толщей, а затем лагунной красноцветной обломочной формацией. Днепровско-Донецкий авлакоген начиная с поздней визе превратился в прогиб, затем в Украинскую синеклизу; в Донбассе в среднем — позднем карбоне накопилась мощная паралическая угленосная формация, сменившаяся красноцветной обломочной, а в середине ранней перми бассейн был преобразован в складчатое сооружение. В Балтийской синеклизе зона погружений сохранилась в ее южной части, на территории современной Литвы и Калининградской области, где в поздней перми проходила окраина Среднеевропейского эвапоритового цехштей- нового бассейна. Пермские эвапориты известны и в Днепровско-Донецком прогибе.

К началу мезозоя большей частью территории CCCP представляла сушу. Относительно расчленённым рельефом обладали зоны, незадолго перед этим превратившиеся в складчатые системы. В их пределах на восточном склоне Урала, в Западной Сибири, Тургайском прогибе, на площади Скифской и Туранской плит в триасе, а отчасти и в ранней юре развивались многочисленные рифтогенные структуры, заполнявшиеся обломочными, на восточном склоне Урала — угленосными осадками и базальтовыми, местами и кислыми, лавами. В западном Предкавказье отложения подобных рифтов — более глинистые и морские происхождения. Континентальные отложения триаса содержат прослои морских отложений в восточном Предкавказье, в Прикаспийской синеклизе, на Мангышлаке и Устюрте. Обширный внутриконтинентальный бассейн с мощным осадконакоплением развивался в Баренцевом море; его краевая часть захватывала север Тимано-Печорской синеклизы, а на севере — Землю Франца Иосифа. Продолжали погружаться северная и южная части Предуральского прогиба с накоплением континентальных моласс. На Русской плите отложения триаса распространены весьма ограниченно (в осевых частях синеклиз) и неполно (в основном нижний триас). В Тунгусской синеклизе Сибирской платформы в раннем, отчасти среднем триасе продолжается мощное проявление траппового магматизма (с конца перми). Его интрузивные тела несут медно-никелевое оруденение. Распространение интрузивных траппов (долеритов) выходит за пределы Тунгусской синеклизы. К востоку от неё распространена несколько более молодая щелочно-базальтовая, а ещё восточнее, на южной и восточных склонах Анабарской антеклизы, — кимберлитовая формация верхов нижнего и среднего триаса. Песчано-глинистые континентальные и прибрежно-морские триасовые отложения с участием вулканогенного материала развиты вдоль северных и восточных склонов платформы, включая Вилюйскую синеклизу. Отложения восточного склона платформы переходили далее к востоку в морские, всё более глубоководные образования верхоянского комплекса. Глубоководные бассейны на коре океанического или переходного типа опоясывали Колымо-Омолонский массив с трёх сторон, в том числе современный Полоусной хребет, а на юго-востоке выходили в тыл Удско-Мургальской вулканической дуги. Морское, частично глубоководное терригенное осадконакопление продолжалось в Амуро-Охотской системе. На западе, в Забайкалье от неё отходили узкие рифтогенные прогибы со всё более мелководными и крупнообломочными осадками. Обстановка континентальной окраины с мощным терригенным осадконакоплением в условиях краевого бассейна, отделённого островной дугой (невулканической?) от открытого океана, существовала в Сихотэ-Алине и на Сахалине. В районах Северо-Востока, Забайкалья и Приамурья описанные условия сохранялись до средней юры включительно, а в Приохотье, Сихотэ-Алине и позднее, до раннего мела. На юго-западе и юге территории CCCP, в области Горного Крыма, Большого Кавказа и Копетдага в триасе существовал открытый морской бассейн, через иранскую и афганскую территории продолжавшийся в пределы Центрального и Юго-восточного Памира. С севера в позднем триасе он ограничивался вулканоплутоническим поясом андского типа. В начале юры произошло значительное расширение и углубление морского бассейна Большого Кавказа — окраинного моря Тетиса. В средней юре трансгрессия распространилась на Предкавказье — часть Скифской плиты, на Туранской плите шло накопление континентальной угленосной толщи. Район Горного Крыма перед средней юрой, а северо-западная часть Закавказского микроконтинента в конце средней юры испытала деформации сжатия, особенно интенсивные в Крыму, после чего здесь отложение глубоководных осадков типа флиша сменилось мелководно-прибрежным, а в Закавказье — лагунным (с углями) осадконакоплением. В обоих районах наблюдалось образование небольших плутонов средней — кислой магмы. В области Большого Кавказа деформации сжатия проявились позднее, перед поздней юрой и перед мелом, приведя к возникновению островной дуги, разделившей бассейны на две части — северную, мелководную, с накоплением эвапоритов в конце юры, и южную, глубоководную, где до эоцена включительно шло отложение флишевой формации. В направлении Копетдага флиш сменяется более мелководными осадками; предмеловые деформации проявились здесь на северной окраине бассейна, в Большом Балхане, а на юго-востоке Туранской плиты в конце поздней юры — начале мела образовался крупный солеродный водоём. На Памире конец юры — начало мела было временем замыкания морского бассейна и энергичных складчато-надвиговых деформаций его выполнения, после чего здесь установился континентальный режим с накоплением обломочных красноцветов. На Малом Кавказе в его центральной части в триасе произошло раскрытие глубоководного бассейна с корой океанического типа, уходившего на западе в Турцию, в направлении Эрзурума и Анкары, а на востоке в Иран, южнее Эльбурса. Этот бассейны продолжал существовать в юре и раннем мелу. Севернее, в Закавказском массиве в средней и отчасти поздней юре интенсивно проявлялся островодужный вулканизм, сменившийся затем карбонато- и эвапоритонакоплением. На Дальнем Востоке столкновение в поздней юре Буреинского массива с Алданским выступом Сибирской платформы привело к складчатости и горообразованию в Амуро-Охотской системе с накоплением моласс в межгорных прогибах, к мощному гранитообразованию в Становом поясе, также испытавшем поднятие, и щелочному и гранитоидному магматизму в самом Алданском щите. В Верхояно-Чукотской области произошла коллизия Колымо-Омолонского и Охотского массивов с краями Сибирского и Гиперборейского континентов и Удско-Мургальской дуги с этими массивами. Результатом явилось закрытие ранее существовавших глубоководных бассейнов интенсивное смятие отложенных в них осадков, образование вулканических поясов, из которых наиболее крупным явился меловой краевой Охотско-Чукотский пояс на границе с Тихоокеанской областью. Внутри Верхояно-Чукотской области по периферии Колымо-Омолонского массива возникло почти сплошное кольцо гранитоидных батолитов раннемелового и позднемелового возраста. К середине раннего мела складчатость и поднятия охватили всю Верхояно-Чукотскую область, а на её границе с Сибирской платформой интенсивно развивался Предверхоянский прогиб. В Сихотэ-Алине глубоководные условия сохранились до середины раннего мела, после чего произошёл переход к орогенному этапу развития, завершившемуся в сеноне. Одновременно на востоке Сихотэ-Алиня возник вулканоплутонический пояс, аналог и продолжение Охотско-Чукотского, а на западе Сахалина — сопряжённый желоб. Через Охотское море он был, вероятно, связан с Пенжинско-Анадырским прогибом, завершившим своё развитие в среднем — позднем мелу. К концу мела оформилась покровная структура восточных районов Корякского нагорья, возникшая на основе системы вулканических и невулканических островных дуг и окраинных морей, развивавшихся здесь начиная с поздней юры на периферии Тихого океана представленной Олюторской и Восточно-Камчатской зонами, в то время как Западно-Камчатская зона находилась на продолжении центральных зон Корякского нагорья с заключительными деформациями в конце мела. Деформации этого возраста затронули и восточные зону Сахалина. В Средиземноморском поясе наиболее примечательным событием мелового периода явилось закрытие Малокавказского глубоководного бассейна с образованием офиолитовых шарьяжей в начале сенона. На юге и отчасти севере Закавказского массива возобновился островодужный вулканизм, угасший в конце мела. В эоцене вулканическая деятельность снова охватила Малый Кавказ, но носила уже рифтогенный характер. В Карпатах, отчасти в Крыму и на южном склоне Большого Кавказа продолжалось флишенакопление, замещаемое относительно более мелководными осадками на северном склоне Большого Кавказа и в Копетдаге. На остальной территории страны, вне Тихоокеанского и Средиземноморского подвижных поясов, в юре, мелу и раннем палеогене господствовал платформенный режим. При этом молодые плиты (Западно-Сибирская, Скифская, Туранская) со средней юры испытывали преимущественное опускание с накоплением мощного осадочного чехла — терригенного на первой, терригенно-карбонатного на двух остальных. Началу этого опускания предшествовали деформации выполнения триасово-раннеюрских рифтогенных грабенов, особенно интенсивные на Мангышлаке, в западном Предкавказье, Равнинном Крыму и на юге Молдавии. Восточно-Европейская платформа была затронута погружениями в основном в своей южной части (Украинская и особенно Прикаспийская синеклизы); севернее слабые и прерывистые погружения происходили в осевых частях Балтийской, Московской и Мезенской синеклиз. Сибирская платформа практически целиком представляла денудационную равнину, как и Верхояно-Чукотская область в позднем мелу и раннем палеогене. Полоса будущих горных сооружений Средней Азии и Южной Сибири обладала несколько более высокой тектонической активностью по сравнению со смежными платформами; некоторая активизация наблюдалась в средней юре и в начале мела, особенно вдоль унаследованных с конца палеозоя разломов (грабен Ферганского хребта и др.).

Перелом в ходе геологического развития наступил в олигоцене — миоцене, когда начался рост альпийских складчатых горных сооружений Карпат, Горного Крыма и Малого Кавказа, Копетдага, Памира, в большинстве из них с широким проявлением надвигов и шарьяжей. Сопряжённо шло погружение молассовых прогибов перед Большим Кавказом и Копетдагом и системы Черноморской — Рионской-Куринской — Южно-Каспийской впадин. Малый и отчасти Большой Кавказ в миоцен четвертичное время стали ареной наземного вулканизма. На Дальнем Востоке в миоцене произошло надвигание Олюторско-восточно-Камчатской зоны на смежные с запада и севера Центрально-Корякскую и Западно-Камчатскую, а также возникли внутренние дислокации первых двух зон. В конце миоцена повторные интенсивные деформации испытал Сахалин. Одновременно здесь шло формирование глубоководных впадин в тылу вулканических островных дуг — Командорской, Южно-Охотской, Япономорской и глубоководных желобов перед этими дугами. Процессы горообразования распространились на Среднюю Азию, юг Сибири, северо-восток. Наряду с горными сооружениями Памира, Тянь-Шаня, Алтая, Саян, Байкальской горной области, Верхояно-Чукотской страны возникли крупные (например, Таджикская и Ферганская) и мелкие впадины с накоплением моласс.

События неотектонического этапа — мощное горообразование на юге и востоке страны — связывают с коллизией Евразийской литосферной плиты с Аравийской и Индостанской плитами на юге и с поддвигом Тихоокеанской плиты под Евразийскую на востоке. На севере в кайнозое произошло раскрытие Евразийского бассейна Северного Ледовитого океана и погружение его южной пассивной окраины (арктического моря). Рифтовая система моря Лаптевых и хребет Черского (Момская) служит континентальным продолжением рифтового хребта Гаккеля этого океана. Байкальская система рифтов развилась вдоль южного ограничения Евразийской плиты, на границе с Амурской плитой и ансамблем микроплит Центральноазиатского горного пояса.

В четвертичном периоде северные районы CCCP были охвачены покровным оледенением. Наибольшее распространение оно имело в пределах Европейской части CCCP, где в эпоху максимума оледенения оно достигло широты 48°30' в долинах Днепра и Дона. Меньшее распространение ледники имели на севере Сибири и Северо-востоке; в Западной Сибири они чередовались с морскими отложениями.

5. Современный вулканизм.

Современный вулканизм на территории CCCP проявляется в основном в северо-западной части Тихоокеанского геосинклинального пояса (Камчатка и Курильские острова), в значительно меньшей мере в Индигирской и Анюйской вулканической областях на северо-востоке страны и на Кавказе в районе его поперечного поднятия (Эльбрус, Казбек). Возможно, современные вулканические процессы происходят в Арктике в районе остров Беннетта (архипелаг Де-Лонга).

На территории CCCP расположены 74 действующих ныне или действовавших в историческое время вулканов. Из них за последние 300 лет извергались 57 вулканов, в том числе 4 подводных (всего 264 эруптивных цикла длительностью от нескольких часов до нескольких лет) и 16 находились в сольфатарной стадии. По интенсивности и по массе извергнутых продуктов выделяются вулканы Ключевской группы, среди которых особенно активны вулканы Ключевская Сопка (49 эруптивных циклов) и Карымская Сопка (26 эруптивных циклов). Общая масса вулканических продуктов, извергнутых наземными вулканами Камчатки и Курильских островов с 1900 по 1984, составляет около 20 млрд. т. Объёмы извергнутых вулканических материалов в результате мощных извержений вулканов Безымянного в 1955-56 около 3 км3, Плоского Толбачика в 1975-76 — 2,2 км3, Шивелуча в 1964- 1,5 км3.

Вулканические сооружения, сформированные в Курильско-Камчатском поясе, представлены различными стратовулканами (одиночными конусами, типа Сомма-Везувий, вулканическими хребтами), а также экструзивными куполами и массивами.

На некоторых вулканах, особенно базальтового состава, образуются боковые кратеры и конусы. В результате вулканической деятельности в этом регионе изливаются лавовые потоки длиной до десятков км, формируются лавовые поля площадью в несколько десятков км2, образуются агломератовые и песчаные потоки. Характер извержений вулканов Курило-Камчатского пояса: эффузивный (в основном стромболианского, редко гавайского типов); эксплозивно-эффузивный (стромболианского и вулканского типов); эксплозивный (вулканского и плинианского типов); эксплозивно-экструзивный (пелейского с направленным взрывом и ультравулканского типов).

Состав вулканических продуктов, извергнутых в последние сотни лет, — базальты оливиновые, глинозёмистые, субщелочные; андезито-базальты; трахибазальты; андезиты пироксеновые, двупироксеновые, роговообманковые; андезито-дациты и дациты.

6. Сейсмичность.

Ежегодно на территории страны регистрируется свыше 5000 землетрясений с магнитудой (М)>3 (см. карту, табл. 1, табл. 2).

 Очаги землетрясений в большинстве случаев связаны с подвижными зонами разломов, ограничивающими платформы, плиты и отдельные блоки земной коры. Большая часть территории CCCP занята древними платформами — Восточно-Европейской и Сибирской, в их пределах очагов сильных землетрясений нет. Небольшие землетрясения с очень локальной зоной 6-балльных сотрясений возникают на Воронежском щите, на северо-востоке Русской плиты, в Предуралье. Более активен Балтийский щит, его сейсмичность связана с поднятием Скандинавии в послеледниковую эпоху. Так, в 1819 в Норвегии произошло 8-балльное землетрясение, которое ощущалось на Кольском полуострове в районе г. Мурманск. Землетрясения с интенсивностью в 5-6 баллов отмечены в Карелии (1926) и Финском заливе (1976). На большей части Восточно-Европейской платформы ощущаются землетрясения, связанные с глубокими Карпатскими очагами в горах Вранча. Интенсивность (I) этих землетрясений достигает 8 баллов в Кишинёве (землетрясение в 1986), 4-5 баллов в Киеве и 3 баллов в Москве и Ленинграде. Западносибирская плита практически асейсмична, хотя в районе Тюмени в 1904 произошло землетрясение с М=5, 8. Туранская плита в основном слабо сейсмична, но иногда в её пределах происходят единичные сильные землетрясения (в низовьях р. Амударья, в районе Газли в 1976 и 1984).

Интенсивные тектонические процессы, происходящие в Средиземноморском геосинклинальном поясе, определяют его довольно высокую сейсмическую активность. Восточные Карпаты, за исключением Вранчского очага, характеризуются умеренной сейсмичностью (7-6 баллов). Типичным примером является 7-балльное землетрясение в 1908 в районе Свалява. Высокой активностью отличаются Крымско-Кавказский регион, Копетдаг, Южный Тянь-Шань и Памир. В Чёрном море вблизи Ялты в 1927 произошло сильное землетрясение, которое ощущалось на площади в 1 млн. км2 и сопровождалось цунами (высота приливной волны в Балаклавской бухте достигла 1 м). По историческим данным известно, что в 63 г. до н.э. в результате землетрясения был разрушен Пантикапей (территории г. Керчь). Наиболее сильные землетрясения на Кавказе в 20 в. произошли в районах г. Спитак (1988; М = около 7; I = 9-10) и г. Шемаха (М = 6,6; I = 8-9), на северных склонах Главного Кавказского хребта (Черногорское землетрясение). На Таманском полуострове и Северном Кавказе в 20 в. наиболее сильными были Кубанское (1926; М=5,4; I = 6-7) и Анапское землетрясения (1966; М = 5,8; I = 7).

Высокой сейсмичностью характеризуется Копетдаг, в отрогах которого происходят сильные землетрясения (Красноводское в 1895 и Ашхабадское в 1948). Сильные землетрясения возникают в горах Памира, например землетрясение, произошедшее в 1911, вызвало грандиозный обвал в долине р. Бартанг, в результате чего образовалось Сарезское озеро. Землетрясение в районе Хаита (долина р. Сурхоб) сопровождалось многочисленными оползнями. На Памире и Гиндукуше очень активна зона глубоких землетрясений (80-300 км), протягивающаяся в виде полосы северо-восточного простирания. Здесь часто возникают сильные землетрясения (М=7,6-8,0), которые вызывают 7-балльные сотрясения в Таджикистане и ощущаются на всём юге Средней Азии (в Ташкенте до 4-5 баллов).

 Урало-Охотский геосинклинальный пояс, состоящий из Урало-Сибирского, Центральноазиатского и Амуро-Охотского участков, весьма неоднороден по сейсмической активности. Современная тектоническая активность Урало-Сибирского участка невелика. Слабые землетрясения чаще происходят на Среднем Урале, например в 1914 в районе Екатеринбурга (Свердловск). Очень активна Центральноазиатская часть Урало-Охотского пояса — Северный и Центральный Тянь-Шань и Горный Алтай, менее активны Саяны. Землетрясение в 1946 в Центральном Тянь-Шане в Чаткальских горах (М=7,5; I=9-10 баллов) ощущалось с интенсивностью более 7 баллов в г. Ташкент. Непосредственно под Ташкентом 25.4.1966 произошло землетрясение с М=5,1, интенсивность которого из-за небольшой глубины очага (8 км) составила 7-8 баллов. В Северном Тянь-Шане в 19-20 вв. наблюдалась серия очень сильных землетрясений с М>8,3, I = 9-11 баллов. На границе Тувы и Северной Монголии катастрофические землетрясения (М>8,2; I = 9-10 баллов), связанные с глыбовой и складчато-глыбовой тектоникой, произошли в 1905. Накопление напряжений и их разрядка во время землетрясений в консолидирующих и глубоко метаморфизованных толщах имеют свои особенности. Землетрясения происходят реже, чем в зоне альпийской складчатости, но их интенсивность может достигать катастрофических масштабов. Восточное окончание Урало-Охотского пояса, Забайкалье и Амуро-Охотская система менее активны, здесь происходят землетрясения с М=5,5-6,0 и I =7-8 баллов, например землетрясения в 1914 в нижнем течении р. Амур и в 1973 в районе р. Зея. Сейсмичность Сихотэ-Алиня невелика, более активны тектонические процессы на острове Сахалин и в зоне шельфа (землетрясение на остров Монерон).

В пределах срединно-океанических рифтовых зон Арктического бассейна протягивающихся до устья р. Лена, выделена зона возможных очагов землетрясений с М от 6,1 до 7. Для Байкальской системы рифтов характерна высокая сейсмичность. Наиболее сильные землетрясения в этом районе произошли в 1862 в районе дельты р. Селенга (в г. Иркутск ощущалось как 7-балльное), в результате которого на озере Байкал появился залива Провал, и в 1957 в Муйской впадине. Высокосейсмичны Верхнечукотская складчатая область и Момский рифт, где выделены зоны возможных очагов землетрясения с М от 6,1 до 7,0 и I = 8-9 баллов.

Зоны возможных очагов землетрясений с М>8,1 в Тихоокеанском геосинклинальном поясе расположены вблизи восточных берегов Камчатки и Курильских островов, где происходят активные тектонические процессы в областях контакта литосферы континента и океана. Землетрясения с М>8,1 возникают на глубине от 10 до 80 км в сравнительно узкой полосе между океаническим жёлобом и шельфом. Фокальная зона (зона субдукции) погружается к западу на глубине до 600 км (Охотское море), образуя очаговую зону Заварицкого-Беньоффа. Южный и Северный Курильские острова характеризуются особенно высокой сейсмической активностью. Здесь за последние 100 лет произошло 8 землетрясений с М>8. В том же сейсмическом поясе находится и Камчатка, где с 1841 произошло четыре землетрясения с М>8,1 и одно с М=8,5 (1952).

7. Подземные воды.

На территории CCCP выделяются гидрогеологические области платформ и складчатых областей. Наиболее крупная платформенная гидрогеологическая область — Восточно-Европейская, включающая Среднерусский, Балтийско-Польский, Восточно-Русский, Каспийский, Причерноморский и Днепрово-Донецкий артезианский бассейны и Украинский, Балтийский и Донецкий бассейны трещинных вод; крупнейшая гидрогеологическая складчатая область — Карпатско-Крымско-Кавказская, в состав которой входят бассейны трещинных вод Большого и Малого Кавказа, Крыма и Карпат, межгорные артезианские бассейны и артезианские бассейны платформенного типа в Предкавказье. См. карту.

Естественные ресурсы пресных подземных вод, развитых в зоне активного водообмена, определённые как среднемноголетняя величина их питания, составляют около 30 тысяч м3/с, что обеспечивает формирование 24% общего речного стока. Прогнозные эксплуатационные ресурсы, подсчитанные в пределах хорошо освоенной территории страны (примерно 54% площади CCCP), составляют немногим более 10 тысяч м3/с, причём распределены эти ресурсы крайне неравномерно. Наиболее значительные эксплуатационные ресурсы пресных и солоноватых подземных вод формируются в Западносибирском артезианском бассейне, в Среднерусском, Днепровско-Донецком бассейнах и в межгорных артезианских бассейнах Тянь-Шаньско-Джунгаро-Памирской складчатой области Разведанные эксплуатационные запасы пресных подземных вод составляют около 1,8 тысяч м3/с. В 1984 для хозяйственно-питьевого водоснабжения использовалось около 650 м3/с, производственно-технического водоснабжения порядка 170 м3/с, для орошения земель и обводнения пастбищ около 300 м3/с. На подземных водах основано хозяйственно-питьевое водоснабжение большинства городов республик Советской Прибалтики, Белоруссии, Украины, центральный и северокавказских районов РСФСР, Грузии, Армении, Южный Казахстана, республик Средней Азии. В целом по стране доля подземных вод в общем балансе хозяйственно-питьевого водоснабжения составляет около 70%, более 60% городов страны снабжаются исключительно подземными водами, 20% городов используют совместно поверхностные и подземные воды.

На территории CCCP широко развиты различные типы минеральных вод, как специфических (углекислых, сероводородных, родоновых, азотных и др.), так и неспецифических (сульфатных, хлоридно-сульфатных, рассольных и др.). Терек CCCP особенно богата углекислыми минеральными водами (Кавказская, Забайкальская, Приморская, Камчатская и другие провинции в гидрогеологических складчатых областях). Наиболее крупным потребителем минеральных вод является система курортов профсоюзов, эксплуатирующая около 280 месторождений с эксплуатационными запасами порядка 220 тысяч м3/сутки. Современный отбор минеральных вод для нужд курортов и санаториев превышает 100 тысяч м 3 /сутки. Промышленность розлива минеральных вод базируется более чем на 150 месторождениях с ежегодным отбором 12 тысяч м3/сутки. В отдельных регионах страны большое народно-хозяйственное значение имеют термальные воды и парогидротермы, используемые для теплоснабжения (отопление и горячее водоснабжение) и получения электроэнергии. Наиболее перспективные районы распространения термальных вод расположены в Западносибирской и Туранской платформенных гидрогеологических областях, а также в Карпатско-Крымско-Кавказской, Корякско-Камчатско-Курильской, Тянь-Шаньско-Джунгарско-Памирской гидрогеологических складчатых областях. Эксплуатационные ресурсы подземных термальных вод пластового типа (с температурой от 40 до 100°С) составляют около 230 м3/с, из которых около 30% приходится на термальные воды с минерализацией до 10 г/л. Разведанные запасы термальных вод около 3 м3/с. На базе разведанных запасов на Камчатке сооружена первая в CCCP Паужетская геоТЭС., организованы теплично-парниковые хозяйства. Термальные подземные воды используются для теплоснабжения микрорайонов гг. Махачкала, Тбилиси, Зугдиди, Черкесск, Грозный, Самтредиа и др.

К глубоким водоносным горизонтам артезианских бассейнов платформенного типа (восточной-Русский, Каспийский, Западно-Сибирский и другие артезианские бассейны) и межгорных артезианских бассейнов приурочены подземные воды, содержащие ценные полезные компоненты (йод, бром, литий и др.).

Гидрогеологические условия играют важную роль в разработке месторождений полезных ископаемых, определяя их обводнённость, устойчивость пород и величину водопритока в горной выработке и борта карьеров. По сложности гидрогеологических и гидрологических условий все месторождения твёрдых полезных ископаемых (угля, руд металлов, нерудного сырья) на территории CCCP условно подразделяются на несколько групп (Плотников Н. И., 1984), отличающихся величиной водопритока и мерами по борьбе с подземными и поверхностными водами. К первой группе отнесены месторождения, приуроченные к устойчивым скальным, метаморфическим и изверженным трещиноватым породам, перекрытым рыхлыми покровными образованиями мощностью 10-20 м. В пределах месторождений развиты главным образом трещинные воды коренных отложений и поровые грунтовые воды перекрывающих отложений. Воды пресные. Эта группа месторождений характеризуется в основном простыми гидрогеологическими условиями отработки и мероприятиями по защите горных выработок от воды и охране окружающей среды. Водопритоки от 30-50 до 100-150 м3/ч, реже 300-400 м3/ч. При эксплуатации этих месторождений ограничиваются Водоотливом (предварительное осушение, как правило, не требуется), депрессионные воронки обычно формируются на небольших площадях. Условия несколько усложняются при наличии поверхностных водотоков и водоёмов, что может потребовать проведения специальных мероприятий по защите от поверхностных вод. К месторождениям этой группы относятся Алмалыкское полиметаллическое в Узбекистане, Сорское молибденовое в Красноярском крае и др.

Месторождения второй группы приурочены к слабоустойчивым, полускальным породам (алевролитам, аргиллитам, песчаникам), часто трещиноватым, с тектоническими нарушениями, перекрытыми мощной толщей рыхлых отложений (20-50 м и более). В пределах месторождений развиты трещинные подземные воды в коренных породах (в том числе и трещинно-жильные воды зон тектонических нарушений). Очень часто на площади месторождений встречаются речные долины с постоянными водотоками. Водопритоки в горной выработке изменяются от 250 до 500-800 м3/ч, иногда превышают 1000-1500 м3/ч. Разработка месторождений ведётся с опережающим осушением, а при наличии рек — с изоляцией, либо отводом поверхностных вод. При разработке некоторых рудных месторождений в горных выработках формируются Агрессивные воды. К этой группе относятся Зыряновское полиметаллическое месторождение в Северо-восточном Казахстане, меднорудные месторождения — Учалинское на Урале и Урупское на Северном Кавказе, некоторые угольные месторождения Канско-Ачинского бассейна (Назаровское, Берёзовское и Бородинское) и др.

К третьей группе относятся месторождения, сложенные преимущественно интенсивно обводнёнными карбонатными породами (известняками, доломитами, мраморами), перекрытыми покровными рыхлыми образованиями различной мощности (до 20-30 м). На этих месторождениях распространены главным образом трещинно-карстовые и карстовые воды коренных пород и поровые воды в рыхлых перекрывающих отложениях. В пределах месторождений часто имеются реки, иногда вскрывающие коренные карбонатные породы. Химический состав подземных вод очень пёстрый, воды от пресных до минерализованных и даже рассолов. Водопритоки от 5-10 до 18-22 тысяч м3/ч, а при внезапных прорывах до 30 тысяч м3/ч. Такая высокая водообильность требует проведения специальных мероприятий по предварительному и эксплуатационному водопонижению. Классический пример месторождений третьей группы — Миргалимсайское полиметаллическое месторождение, в рудовмещающей толще которого формируется единый бассейн трещинно-карстовых вод, разгружающихся в местную речную сеть и родниковым стоком. Общий водоприток в горной выработке этого месторождения в многоводные годы достигает 22 тысяч м3/ч (максимальный в CCCP). Понижения уровня вод 500-600 м, площадь депрессионной воронки 1500 км2. В процессе водопонижения в районе месторождения иссякли все крупные родники, дебит которых в ненарушенных условиях составлял около 8 тысяч м3/ч, значительно увеличились инфильтрационные потери из рек. К этой группе также относятся месторождения Северо- и Южно-Уральского бокситоносного районов, полиметаллические Жайремское и Горевское и др.

В четвёртую группу объединяются месторождения, характеризующиеся особо сложными гидрогеологическими условиями их отработки и мерами по охране окружающей среды. Эти месторождения залегают в слабоустойчивых метаморфических породах, перекрытых мощной (до 200-500 м) толщей переслаивающихся песчано-глинистых и карбонатных пород. В районе месторождений обычно развит комплекс напорных водоносных горизонтов в рудовмещающих и перекрывающих отложениях и грунтовый водоносный горизонт покровных отложений, воды которого гидравлически связаны с поверхностными. При разработке месторождений общие водопритоки от 1500-2500 до 5000-6000 м3/ч. Развиваются обширные воронки депрессии, радиусы которых составляют десятки км, отмечается уплотнение надрудных песчано-глинистых пород. Освоение месторождения требует обязательного проведения предварительного и эксплуатационного водопонижения. К этой группе относятся железорудные месторождения KMA, а также Белозерское (на Украине), Соколовское и Сарбайское (в Казахстане) месторождения железных руд.

В целом шахтный и карьерный водоотлив на разрабатываемых месторождениях твёрдых полезных ископаемых около 100 м3/с (около 8% от общей добычи подземных вод), из которых в народном хозяйстве используется около 15%, остальная вода сбрасывается в гидрографическую сеть.

При разработке месторождений нефти и газа подземные воды используются для извлечения углеводородов из недр путём нагнетания воды в специально пробурённые скважины (поддержание пластового давления). С другой стороны, подземные воды осложняют разработку, перекрывают пути движения нефти к забоям скважин, в результате чего происходит обводнение скважин и в их продукцию попадают подземные воды. Соотношение дебита воды с дебитом нефти определяется многими факторами (гидрогеологическими условиями месторождения, продолжительностью его разработки и др.) и меняется в широких пределах — от 10-20 до 80 и более %. Притоки подземных вод при разработке отдельных месторождений нефти от нескольких сотен до нескольких тысяч м3/сутки, а в целом по стране отбирается около 35 м3/с. Извлекаемые подземные воды часто содержат многих ценные компоненты (йод, бром, литий и др.).

Подземные воды, откачиваемые при разработке месторождений твёрдых полезных ископаемых (шахтные и карьерные воды), а также месторождений нефти и газа, являются попутным полезным ископаемым, использование которого позволяет получить существенный народно-хозяйственный и природоохранный эффект.

8. Геокриологические условия.

Около 50% территории CCCP занимает субаэральная криолитозона (карта), представленная с поверхности многолетнемёрзлыми породами (ММП).

На большей части остальной территории происходит сезонное промерзание пород. Площади, занятые ММП, составляют 10-10,7 млн. км2 и увеличиваются с запада на востоке вследствие увеличения суровости и континентальности климата, а их граница смещается на юге. Так, на Кольском полуострове южная граница ММП проходит севернее Полярного круга, в Западной Сибири — примерно по 62° северной широты, а восточной Сибирь практически полностью занята ММП. Криолитозона распространена в высокогорном поясе Кавказа, Памира, Тянь-Шаня, где её нижняя граница проходит на высоте 3500-2500 м, постепенно понижаясь к северу и востоку. Распространение ММП с поверхности, их среднегодовые температуры подчиняются широтной геокриологической зональности на равнинах и совместному влиянию широтной зональности и высотной поясности в горах. С юга на север, а в горах и с повышением высоты возрастает распространение ММП с поверхности, уменьшаются глубины сезонного оттаивания пород (от 2-4 м до 10-20 см) и понижаются их температуры от 0°С вблизи южной границы до -15°С на севере полуострова Таймыр, Северной Земле и Новосибирских островах. В горах Памира и Тянь-Шаня на высоте 6-7 тысяч м температуры пород опускаются ниже -20°С., а кратковременное оттаивание пород происходит только на южных склонах в дневные часы. По распространению и мощностям криолитозоны выделяются южные и северные геокриологические зоны. В южной зоне распространены островные (до 30% площади), массивно-островные (30-80%) и прерывистые (80-95%) ММП верхнеголоценового возраста, мощность которых зонально и поясно возрастает от первых м. до 150 м. Здесь преобладают радиационно-тепловые и гидрогенные сквозные Талики. В северной геокриологической зоне ММП плейстоценового и голоценового возраста имеют сплошное (более 95% площади) распространение. Здесь существуют только гидрогенные и гидрогеогенные сквозные и несквозные талики. В разрезе криолитозоны ниже ММП преимущественно на платформах распространены охлаждённые породы с Криогалинными водами, а на щитах и в горноскладчатых областях — Морозные породы. Мощность криолитозоны, включая ММП, морозные и охлаждённые породы с криопэгами, изменяется от 100-200 до 1500 м на Сибирской платформе и до 2000-2500 м в высокогорье Памира и Тянь-Шаня. В северной геокриологической зоне строение криолитозоны в разрезе, её мощности, состав и криогенное строение мёрзлых пород определяются как широтной зональностью и высотной поясностью, так и геолого-тектоническими и гидрогеологическими условиями, рельефом и историей развития. В пределах платформ наибольшие мощности криолитозоны характерны для их северных частей, для структур с малыми тепловыми потоками, высокой теплопроводностью пород и их низкой влажностью, льдистостью или наличием в них незамерзающих рассолов. Наибольшие мощности криолитозоны (1100-1500 м) характерны для Анабарского щита (Сибирская платформа) и его южного склона (теплопотоки 15-20 мВт/м2), где ниже ММП развиты морозные монолитные или охлаждённые породы. Для Западносибирской плиты, сложенной терригенными слабо литифицированными отложениями с высокой влажностью (льдистостью) и значительными тепловыми потоками (40-60 мВт/м2), характерны мощности криолитозоны, увеличивающиеся к северу и востоку от 300 до 700 м. В горах наибольшие мощности криолитозоны свойственны формам рельефа, наиболее высоко приподнятым, с низкими температурами, глубоко расчленённым и дренированным в процессе промерзания.

В горных сооружениях (например, Памира, Забайкалья и др.) и в некоторых платформенных структурах (например, на Анабарском и Алданском щитах) породы, слагающие криолитозону, обладают малой тепловой инерцией главным образом в силу низкой льдистости (или отсутствия в них льда). Вследствие этого среднегодовые температуры пород и мощности криолитозоны соответствуют друг другу (криолитозона находится в квазистационарном состоянии). Напротив, значительная часть криолитозоных платформ (например, Западносибирская плита) и межгорных впадин (например, Верхнечарская в Забайкалье), где мёрзлые породы обладают высокой льдистостью, находится в резко нестационарном состоянии. На арктическом побережье Западной Сибири, на морских террасах, в днищах долин крупных рек известны мёрзлые толщи, находящиеся в состоянии аградации.

В пределах территории CCCP преобладают деградирующие мёрзлые толщи, достигшие наибольшей мощности в период позднеплейстоценового климатического минимума (22-12 тысяч лет назад), когда ММП были распространены почти на всей территории страны. На значительной части Европы Севера и в Западной Сибири, южнее границы северной геокриологической зоны, распространены реликтовые деградирующие мёрзлые толщи, верхняя поверхность которых залегает на глубине от нескольких десятков до 200 м и более, а мощность достигает 300- 500 м. Южная граница реликтовых ММП находится южнее границы современной криолитозоны.

В нефтегазоносных областях с мощной криолитозоной (более 300-400 м) позднеплейстоценовое похолодание привело к переходу природных газов при взаимодействии с подземными водами в газогидратное состояние. Мощность вертикальной зоны гидратообразования (ЗГО) достигает в пределах криолитозоны платформ 2500 м. Образование гидратов газов сопровождается выделением, а разложение — поглощением большого количества тепла (400-500•103 Дж/кг). В силу этого над газовыми залежами, переходящими при охлаждении в газогидратные, образуются положительные температурные аномалии, а мощность ММП меньше, чем вне их контуров. Отрицательные температурные аномалии и большие мощности ММП существуют над разлагающимися за счёт внутриземного тепла газогидратными залежами. Аномалии температур и мощностей ММП могут служить поисковыми признаками на залежи гидратов газов. В целом наличие гидратов газов в осадочном чехле платформ стабилизирует криолитозону, делает её более инерционной.

Многолетнее промерзание — протаивание скальных и полускальных пород при динамике криолитозоны обусловило их сильное криогенное преобразование: появление горизонтов и зон со значительной выветрелостью, трещиноватостью и льдистостью, обусловливающих потерю прочности и даже просадки при оттаивании. Для дисперсных пород характерна высокая льдистость, поэтому ведение горных работ в условиях криолитозоны встречает ряд сложностей: оплывание бортов карьеров, обрушение сводов тоннелей, штолен и т.п., при оттаивании происходит разрушение углей с образованием пыли, прорывы криогалинных вод в горной выработке и др.

Высокое содержание подземного льда в верхних горизонтах дисперсных отложений в пределах криолитозоны обусловливает термодинамическую их неустойчивость при изменениях климата и особенно при технических нарушениях. Льдистость мёрзлых грунтов, зависимость их свойств от температуры и резкое изменение свойств, при смене состояния требует соблюдения определённых правил и принципов строительства оснований и фундаментов сооружений. Для природных комплексов криолитозоны характерна высокая чувствительность к техногенным нагрузкам, в результате которых активизируются или возникают процессы термоэрозии, термокарстовые просадки, криогенное пучение и склоновые процессы (солифлюкция, подвижки курумов и др.), наледеобразование и т.д. Все эти явления резко нарушают экологическое равновесие, приводят к формированию бедлендов с очень медленно восстанавливаемыми растительными и почвенными покровами. Техногенное загрязнение сильно воздействует на подземные воды криолитозоны. На равнинных участках с затруднённым стоком, в городах, посёлках и т.д. в сезонно-талом слое происходит криогенное концентрирование воднорастворимых солей с последующим их отжиманием в мёрзлую толщу и образованием в её верхнем (2-15 м) слое незамерзающих линз внутримерзлотных криогалинных вод, что резко усложняет строительство и нарушает экологические условия. Известно концентрирование техногенного загрязнения в водах над и внутримерзлотных таликов. В водах с активным водообменом (в подрусловых таликах, подмерзлотных водах горных районов и др.) техногенное загрязнение способно распространяться на большие расстояния в результате высокой проницаемости пород в таликах и слабой биологической очистки вод. Главные метод борьбы — недопущение загрязнения природных вод.

Основные принципы рационального использования и охраны природы в криолитозоне — снижение техногенных нагрузок, максимальное сохранение естественной обстановки, особенно сохранение растительного покрова, влажностного и солевого режима сезонно-талого слоя; рекультивация техногенных ландшафтов, связанных с горным производством.

Субгляциальная криолитозона известна под ледниками Земли Франца Иосифа, Новой Земли, Северной Земли, где она показана на карте в виде ММП с аномально малыми для высоких широт мощностями и высокими температурами (карта), а также под ледниками гор северо-востока CCCP, Алтая, Тянь-Шаня и Памира (на карте не показана из-за малых размеров ледников).

Шельфовая криолитозона характерна для арктических морей сибирского сектора CCCP. Океанического криолитозона занимает значительную часть Арктического бассейна отсутствуя в районах влияния теплого Северно-Атлантического течения.

Сезонное промерзание пород проявляется на радиационно-тепловых таликах в пределах криолитозоны и охватывает большую часть остальной территории CCCP. Исключение составляет зона субтропиков, где оно проявляется не ежегодно и его глубины составляют несколько см. Глубины сезонного промерзания пород уменьшаются зонально при повышении температур пород и увеличиваются с возрастанием континентальности климата с запада на восток. Диапазоны характерных глубин сезонного промерзания для слабовлажных песчано-супесчаных и влажных, близких к полному насыщению, супесчано-песчаных пород показаных на карте. Сезонное промерзание достигает наибольших значений (до 4-8 м) в районах с резко континентальным холодным климатом, малоснежными суровыми зимами (Северный Казахстан, Центральное и Южное Забайкалье), в грубообломочных грунтах, обладающих низкой влажностью. Мощность слоя сезонного промерзания обусловливает глубины заложения коммуникаций, учитывается при определении глубины заложения и конструкции фундаментов зданий.

9. Инженерно-геологические условия.

Инженерно-геологические условия территории CCCP сложны и многообразны. Наряду с районами, характеризующимися вполне благоприятными инженерно-геологическими условиями (ИГУ), имеются обширные территории, где осуществление инженерных и хозяйственных мероприятий осложняется наличием льдистых многолетнемёрзлых пород, высокой сейсмичностью, слабыми основаниями, интенсивным развитием опасных геологических процессов. Пространственная изменчивость ИГУ в масштабах страны определяется геоструктурными особенностями отдельных частей территории, составом и строением выходящих на поверхность древних и четвертичных отложений, их теплофизическим состоянием (талые, многолетнемёрзлые), современным климатом и ландшафтной обстановкой.

По геоструктурному признаку можно выделить два типа территории, резко различающихся по ИГУ: платформы и плиты, горные сооружения складчатого и сводово-глыбового характера. Первым отвечают обширные равнины, наиболее благоприятные для расселения и всех видов инженерной и хозяйственной деятельности. Наиболее освоена Восточно-Европейская платформа (равнина), где расположено большинство крупных населённых пунктов, промышленных комплексов и основная часть сельскохозяйственных угодий. Фундамент платформы, сложенный прочными скальными породами магматического и метаморфического генезиса, в районах его выхода на поверхность служит надёжным основанием сооружений любого типа. Эти породы устойчивы в откосах карьеров и в подземных горных выработках. Известные трудности при строительстве сооружений создают трещиноватость, наличие крупных тектонических разломов, линейных и площадных кор выветривания. Коры выветривания сохранились в районах, не подвергшихся ледниковой денудации (например, Украинском щите). Здесь скальные породы в результате выветривания превратились в супеси и суглинки. Строительство в таких районах ведётся с применением защитных мероприятий: удаление сильно выветрелых пород, укрепительная цементация, устройство противофильтрационный завес (например, ряд крупных ГЭС в пределах Украинского щита — Кременчугская, Днепродзержинская, ГЭС им. В. И. Ленина). Верхняя часть разреза осадочного чехла представлена в основном горизонтально-слоистой толщей морских, реже континентальных отложений. Наиболее широко развиты терригенные породы разного состава и степени упрочнения: от песков до прочных песчаников, от пластичных глин до аргиллитоподобных их разностей. Пластичные глины создают опасность неравномерных осадков, нарушения устойчивости оснований, естественных и искусственных откосов. В долинах крупных рек (Волга, Днепр, Кама и др.) с глинами связаны многочисленные оползни. Пески слагают надёжные основания, но слабоуплотнённые разности дают осадки при динамических воздействиях (вибрациях), склонны к суффозии и плывунообразованию. Опасность больших осадков возникла при строительстве Нижнесвирской ГЭС, суффозионного разрушения — при строительстве Горьковской ГЭС. В отложениях чехла широко распространены карбонатные породы, в особенности известняки и доломиты, слагающие обширные площади в центральных частях платформы, в Прибалтике, Предуралье. Они характеризуются высокой прочностью, но нередко сильно закарстованы, особенно в пределах речных долин. В связи с этим при строительстве ГЭС на карбонатных толщах (Павловской на р. Уфа, Плявиньской на р. Даугава и др.) применялись противофильтрационные завесы и другие защитные сооружения. При строительстве подземных сооружений, разработка месторождений в карбонатных породах большую опасность представляют прорывы карстовых вод, для предотвращения которых проводят детальные гидрогеологические исследования и используют различные меры защиты (водопонижение и др.). Ограниченное распространение имеют галогенные породы (ангидрит, гипс, галит и др.), в которых часто развиваются активные современные карстовые процессы (например, в районе Дзержинска, Славянска, Нового Карфагена). Донная морена, слагающая обширные волнистые и грядово-холмистые равнины на большей части Восточно-Европейской платформы, представлена плотными, слабосжимаемыми валунными суглинками и супесями, являющимися основанием многих зданий и сооружений в Москве (в том числе уникальных — высотное здание МГУ и Останкинская телебашня), Ленинграде и других городах. Водно-ледниковые отложения представлены в основном песками, слагающими обширные зандровые равнины — полесья (Припятская, Деснинская, Мещерская и др.) и высокие террасы в долинах рек. Озёрно-ледниковые отложения широко распространены в Прибалтике, Ленинградской области, где служат основанием многих зданий и сооружений. Представлены они главным образом ленточными глинами — слабоуплотнёнными, тиксотропными, с низкой прочностью и высокой сжимаемостью. При строительстве в области их распространения применяются в основном сваи-стойки и реже фундаменты-плиты. Лёссовые отложения (Южная Украина, Кубань, Предкавказье) при естественной влажности обладают удовлетворительными свойствами, но при замачивании дают дополнительные, часто неравномерные осадки (просадки), вызывающие массовые деформации сооружений. Элювиально-делювиальные отложения Приуралья представлены в основном щебенистыми супесями и суглинками с удовлетворительными инженерно-геологическими свойствами. В ИГУ Восточно-Европейской платформы отчётливо выражена субширотная зональность, связанная с современным климатом и ландшафтной обстановкой. На Крайнем Севере в полосе, постепенно расширяющейся к Уралу и охватывающей Малоземельную и Большеземельскую тундры, развиты многолетнемёрзлые породы и сопутствующие геологические процессы (пучение, термокарст и др.). При движении с севера на юг происходят: изменение гидрогеологических условий — увеличение глубины залегания грунтовых вод, их минерализации, характера и интенсивности агрессивного воздействия на металл и бетон (общекислотная, углекислая и карбонатная агрессивность на севере, отсутствие агрессивности в центральных районах, сульфатная агрессивность на юге); уменьшение водонасыщенности глинистых пород, развитие жёстких кристаллизационных связей, проявление набухания (жирные глины) и просадочности (лёссовые породы); изменение характера и интенсивности геологических процессов (на севере заболачивание, на юге водная и ветровая эрозия). В пределах Восточно-Европейской платформы наблюдается широкий комплекс современных геологических процессов: карст, оползни, эрозия, заболачивание и другие, активизация которых связана с недостаточно продуманной инженерной и хозяйственной деятельностью. Обширные площади ("чёрные земли" в Калмыкии) подверглись раздуванию. На лёссовых равнинах Украины, Кубани, Предкавказья развитие всех видов водной эрозии (плоскостной, струйчатой, овражной) привело к образованию бедлендов, снижению урожайности полей. В пределах орошаемых территориях на больших площадях наблюдается заболачивание, подтопление, вторичное засоление. В районах горных разработок происходят просадки и провалы земной поверхности, размыв и развевание отвалов, содержащих токсичные элементы, образование обширных депрессионных воронок с обезвоживанием обширных территорий (Подмосковный буроугольный бассейны KMA, Солигорск и др.).

На Западносибирской плите основанием абсолютного большинства сооружений являются неоген — четвертичные отложения. В центральной части плиты преобладают ледниковые отложения, на севере — морские, в южных частях — озёрно-ледниковые и лёссовые. Кроме того, широко развиты болотные отложения: в центральной части плиты они покрывают 50-60% площади, а размеры отдельных болотных массивов измеряются десятками тысяч км2. Вся северная часть Западносибирской плиты находится в пределах криолитозоны: до широты г. Салехард сплошной, южнее, до широты г. Сургут, прерывистой и островной. Верхняя часть разреза на значительной площади (особенно на севере) представлена сингенетическими мёрзлыми толщами с большим количеством мощных ледяных жил, пластов сегрегационных и инъекционных льдов. При строительстве в этих районах применяются методы естественного и принудительного охлаждения пород, используются различные виды свайных оснований. В сложных случаях (мокрые технологические процессы и т.п.) проводится предварительное оттаивание пород (Уренгойская ТЭЦ) или их замена. Через зону развития многолетнемёрзлых пород проложен ряд магистральных газо- и нефтепроводов, что приводит к нарушению природного равновесия (к местному оттаиванию пород, пучению, развитию термокарста) и созданию аварийных ситуаций. К югу от границы многолетнемёрзлых пород развиты слабоуплотнённые песчано-глинистые породы преимущественно озёрно-аллювиального происхождения. В этих районах глины имеют мягкопластичную или скрытотекучую консистенцию, пески (часто мелкие и пылеватые) характеризуются невысокой несущей способностью и склонны к плывунообразованию. При строительстве применяются различные типы свайных оснований. Южная часть плиты покрыта лёссовыми породами, частично просадочными.

Сибирская платформа вся находится в пределах криолитозоны: на севере сплошной, на юге прерывистой и островной. Высокой льдистостью часто характеризуются не только дисперсные породы, но и элювий (гг. Норильск, Мирный). При возведении ответственных сооружений применяются сваи-стойки и столбчатые фундаменты, опущенные на монолитные породы. В некоторых случаях используется укрепительная цементация после предварительного оттаивания пород. Возведение ряда ГЭС в северной части платформы (Вилюй — ГЭС-1 и ГЭС-3) потребовало сложных инженерных решений. В более благоприятных условиях (на силлах прочных долеритов) возведены ГЭС на р. Ангара (Братская, Усть-Илимская, Богучанская).

Туранская плита сложена в верхней части разреза терригенными морскими и континентальными отложениями и перекрыта с поверхности преимущественно аллювиальными отложениями, переходящими у подножья горных систем в аллювиально-пролювиальные. Все территории находится в зоне с резким дефицитом осадков, здесь расположены крупнейшие пустыни CCCP (Каракумы, Кызылкум и др.) с типичными для пустынь геологическими процессами дефляции, коррозии, эоловой аккумуляции. Современная активизация этих процессов наблюдается вблизи населённых пунктов, дорог без твёрдого покрытия, нефтяных промыслов. В хозяйственном отношении освоена предгорная часть плиты, где развиты мощные толщи лёссов. Широко развито орошение, но отсутствие или недостаточная эффективность дренажа, избыточные нормы полива, плохое управление мелиоративными системами приводят к подтоплению и вторичному засолению (Туркменский канал, Голодная степь и другие районы). Сильно распространены просадочные явления в лёссах.

ИГУ горных систем зависят от их возраста, истории развития на неотектоническом этапе, современных климатических условий. Альпийские горные сооружения, опоясывающие территории CCCP с юга (Карпаты, Крым, Кавказ, Копетдаг, Памир, Тянь-Шань), характеризуются высокогорным сильно расчленённым рельефом. В их строении участвуют различные по составу магматические, метаморфические и осадочные породы, смятые в складки и разбитые многочисленными разрывными нарушениями — от тектонических трещин до гигантских региональных разломов. Активно проявляются современные тектонические движения и сейсмичность. Большая часть территории республик Закавказья и Средней Азии находится в зоне повышенной или высокой сейсмичности, что требует применения специальных конструкций и проведения антисейсмических мероприятий. Интенсивно развиты гравитационные процессы (оползни, обвалы, осыпи), карст, сели. Особенно мощные разрушительные сели наблюдаются в горах Средней Азии. Для защиты г. Алма-Ата и некоторых других населённых пунктов возведены плотины и другие противоселевые сооружения. Интенсивная денудация в этих районах препятствует образованию кор выветривания и на поверхность выходят слабо изменённые прочные скальные породы. Глубокий врез речных долин и наличие прочных пород создали благоприятные условия для возведения в горах Кавказа и Средней Азии крупных ГЭС с высокими плотинами. Некоторые из них являются самыми высокими в мире (арочная плотина Ингури-ГЭС — 270,0 м, земляная плотина Нурекской ГЭС — 300 м). Города, промышленные комплексы, основная часть сельскохозяйственных угодий в пределах горных систем расположены главным образом в межгорных впадинах (Средняя Азия), на морском побережье (Кавказ), в долинах крупных рек. В межгорных впадинах в Средней Азии развиты мощные просадочные лёссы, что существенно усложняет строительство и осуществление мелиорации. На Черноморском побережье Кавказа развиты абразия, оползни, карст. Борьба с разрушением берегов осуществляется с помощью комплекса защитных сооружений (буны, волноотбойные стенки, искусственного пляжи и др.) и мероприятий.

Новоземельско-Уральская горная система пересекает территории CCCP с севера на юг. От альпийских структур она отличается небольшими высотами, сглаженными формами рельефа (кроме Полярного Урала) и развитием мощных древних кор выветривания. Последние служат основанием большинства сооружений. Мощность, строение кор выветривания, свойства выветрелых пород (рухляков и др.) изменчивы и многообразны. Встречаются разности, склонные к набуханию, просадочности, потере прочности при высыхании, превращению в плывуны и пр. Неблагоприятное воздействие на свойства выветрелых пород часто оказывают промышленные стоки. Строительство на Урале характеризуется повышенной сложностью, часто сопровождается деформациями зданий и сооружений, требует проведения детальных инженерно-геологических исследований.

К горным системам, почти полностью уничтоженным денудацией, относится Казахский мелкосопочник. Прочные скальные породы залегают вблизи поверхности под покровом элювиально-делювиальных отложений, что создаёт благоприятные условия для строительства.

Обширные горные системы расположены на юге Сибири: Алтай, Салаир, Кузнецкий Алатау, Западной и Восточной Саяны. Здесь ведётся подземная и открытая разработка угля, железных и полиметаллических руд и других видов полезных ископаемых. При подземных разработках часто образуются провалы над выработанным пространством, достигающие 40- 60 м в глубину, несколько сотен м в длину и десятков м в ширину. Наиболее развиты они в Кузнецком бассейне (Прокопьевск, Киселёвск, Ленинск-Кузнецкий и др.). В карьерах нередки оползни.

Горы на северо-востоке CCCP (Верхоянский хребет, хребет Черского, Колымское и Чукотское нагорья) находятся в пределах низкотемпературной криолитозоны. Здесь развиты многолетнемёрзлые породы и характерные для сурового климата процессы — солифлюкция, десорбция и др. Для гор Прибайкалья и Забайкалья характерны глыбовая тектоника, высокая сейсмичность и интенсивное развитие гравитационных процессов (оползни, обвалы, осыпи). В их пределах проложена значительная часть Байкало-Амурской магистрали (БАМ). В особенно сложных условиях находится тоннель через Северо-Муйский хребет, прошедший ряд мощных зон дробления. Камчатка и острова Курильской гряды характеризуются особыми инженерно-геологическими условиями, определяемыми интенсивной сейсмичностью и современной вулканической деятельностью.

10. Минерагения.

 В геологической истории формирования месторождений полезных ископаемых на территории CCCP можно выделить архейскую, протерозойскую, палеозойскую и мезозойско-кайнозойскую минерагеническую эпохи (карта).

В архейскую эпоху сформировались магматические медно-никелевые месторождения Мончетундры на Кольском полуострове, кианитовые и силлиманитовые месторождения свиты Кейв там же, метаморфогенные керамические и слюдяные пегматиты Анабарского массива, Джугджура и другие, флогопитовые месторождения Алдана, а также менее существенные месторождения железистых кварцитов, графита, граната.

Для протерозойской эпохи характерно развитие полевошпатовых, слюдяных и редкометалльных пегматитов Сибири, Карелии и Украины, железистых кварцитов Кривого Рога, KMA, Костомукши и др., магматические титаномагнетитов Пудожгорья в Карелии, железорудных скарнов типа Таёжного в Якутии, колчеданов Карелии, медно-никелевых руд Печенги, редкометалльных альбититов, золотоносной черносланцевой формации, древних медистых песчаников Удокана в Сибири.

Палеозойская эпоха, включающая обильные магматогенные образования байкальского, каледонского и герцинского циклов геологического развития, отличается широким проявлением магматических, скарновых, альбититовых, грейзеновых, гидротермальных, стратиформных и колчеданных месторождений руд чёрных, цветных, редких, благородных и радиоактивных металлов, распространённых на Урале, в Средней Азии, Казахстане и Сибири. Из седиментогенных месторождений этой эпохи должны быть отмечены палеозойские месторождения нефти и газа, ископаемых углей, солей, фосфоритов, бокситов.

Мезозойско-кайнозойская эпоха, включающая образования киммерийского и альпийского циклов, отличается массовым развитием постмагматических месторождений руд цветных, редких и благородных металлов, проявленных на Кавказе, в восточном Забайкалье, Приморье и на северо-востоке страны. Среди седиментогенных месторождений этой эпохи можно отметить месторождения нефти и газа, ископаемых углей, железа, марганца, титана, ископаемых солей, самородной серы.

Для территории CCCP могут быть выделены следующие наиболее крупные тектономинерагенические подразделения: Восточно-Европейская платформа, Сибирская платформа, палеозойский Урало-Монгольский геосинклинально-складчатый пояс, Тихоокеанский геосинклинально-складчатый пояс Дальнего Востока и северо-восток, альпийский геосинклинально-складчатый пояс.

На Восточно-Европейской платформе различается минерагения древнего кристаллического фундамента, фанерозойского чехла и зон фанерозойской и тектоно-минерагенической активизации. Наиболее представительными минеральными месторождениями основания платформы являются железистые кварциты. На юге они образуют субмеридиональную полосу, протягивающуюся от берегов Азовского моря до г. Белгород на расстояние около 700 км и включающую месторождения Криворожского железорудного бассейна, Кременчугской магнитной аномалии и Курской магнитной аномалии. На севере, в Карелии, к ним принадлежат Оленегорское и Костомукшское месторождения. Кроме того, среди зеленокаменной серии архея и пород габбровой формации протерозоя известны магматические месторождения титаномагнетитов, примером которых может служить Пудожгорское месторождение на восточном берегу Онежского озера. Характерны магматические месторождения медно-никелевых руд Печенгско-Варзугской спилит-кератофировой и диабазовой формации карелид Кольского полуострова. В пределах палеогеосинклинальных трогов карелиды этого региона известны также серно-колчеданные образования типа Хаутовары. Оригинальны оловянные руды в скарнах Северного Приладожья, приуроченные к экзоконтакту позднепротерозойских гранитов рапа-киви. Типичны для метаморфических комплексов докембрия кианиты и силлиманиты свиты Кейв, в составе Восточно-Кольского мегасинклинория. Широко распространены керамические и слюдяные пегматиты кольской, беломорской, карельской, гренвильской и байкальской эпох.

В осадочных отложениях чехла платформы наиболее существенны газонефтяные и угольные месторождения. Примерами нефтегазоносных бассейнов могут служить Припятский и Днепровско-Донецкий платформенные бассейны, Волго-Уральский и Тимано-Печорский складчато-платформенные бассейны. Среди угольных месторождений выделяются бассейны каменноугольного (Донецкий угольный бассейн и Подмосковный угольный бассейн), пермского (Печорский угольный бассейн) возрастов менее существенные буроугольные месторождения кайнозойского возраста (Днепровский угольный бассейн и др.). С нефтегазоносными бассейнами ассоциированы месторождения солей Западного Предуралья пермского (Верхнекамский соленосный бассейн) и Днепровско-Донецкой впадины девонского возрастов (Славянско-Артёмовский соленосный бассейн). Среди продуктов кор выветривания преимущественно каменноугольного, отчасти юрского, возраста находятся латеритные, делювиальные, озёрно-болотные и аллювиальные месторождения бокситов — Висловское, Северо-Онежское, Тихвинское, Тиманское и другие бокситовые поля. Платформенные осадочные месторождения железных руд известны среди отложений нижнего кембрия Прибалтики, в породах визейского яруса и в песчано-глинистой формации триаса севера Восточно-Европейской равнины, в образованиях средней и поздней юры северную и центральную её части, в отложениях раннего мела Камышинского железорудного бассейна в плиоценовых толщах Керченского железорудного бассейна. В Южно-Украинском марганцеворудном бассейне олигоценового возраста сосредоточено почти 70% мировых запасов марганца. Желваковые фосфориты выявлены в осадках ордовика, перми, триаса, юры, мела и палеогена (месторождения Маарду, Семунское, Егорьевское и др.). В чехле осадочных пород Восточно-Европейской платформы известны также ископаемые россыпи титановых минералов палеозойского, мезозойского, палеогенового и неогенового возрастов (Ярегское месторождение девона, Самотканское месторождение неогена и др.).

С зонами фанерозойской тектоно-минерагенической активизации Восточно-Европейской платформы связано формирование апатитов Хибинского щелочного лополита и Ковдорского карбонатитового месторождения железных руд на Кольском полуострове, а также гидротермальных месторождений ртутных руд Никитовского месторождения и свинцово-цинковых руд Нагольного Кряжа в Донбассе.

В составе Сибирской платформы различается минерагения древнего кристаллического фундамента, фанерозойского чехла и областей тектоно-минерагенической активизации. Для кристаллического основания Сибирской платформы характерны месторождения железистых кварцитов Чаро-Токкинского района, гематитовых руд Ангаро-Питского железорудного бассейна и магнетитовых руд в скарнах Южной Якутии. Существенны метаморфизованные в той или иной степени медно-цинково-свинцовые месторождения колчеданных руд в вулканогенных толщах (Холоднинское), стратиформных полиметаллических руд в карбонатных породах (Горевское) и медистых песчаниках (Удоканское). Отмечаются метаморфизованные месторождения золотых руд и флогопита Алдана. Развиты керамические и слюдяные пегматиты (Енисейский кряж, Мамский район и др.). Известны редкометалльные альбититы.

В фанерозойских осадочных толщах чехла Сибирской платформы намечены районы нефтегазопроявлений (Тунгусская синеклиза, Хатангский прогиб и др.). Весьма существенны месторождения каменных и бурых углей, принадлежащие палеозойским (Тунгусский угольный бассейн) и мезозойским (Ленский угольный бассейн, Южно-Якутский угольный бассейн, Иркутский угольный бассейн, Канско-Ачинский угольный бассейн) бассейнам. Известны месторождения каменной соли (Непский свод, Иркутский бассейны) и бокситов (Чадобецкое поднятие). Повсеместно развиты россыпи золота, ныне почти полностью отработанные. Чрезвычайно существенны месторождения минерального сырья областей тектоно-минерагенической активизации. Прежде всего, должны быть отмечены позднепалеозойские — раннемезозойские траппы, с полностью дифференцированными разновидностями которых связаны магматические медно-никелевые руды Норильска и Талнаха. С ними же ассоциированы контактово-метасоматические магнетитовые месторождения железных руд Ангаро-Илимского железорудного бассейна (Рудногорское, Коршуновское и др. месторождения). Характерны трубообразные тела кимберлитов (местами алмазоносных) и ультраосновных щелочных пород карбонатитами. Выявлены низкотемпературные гидротермальные месторождения исландского шпата (Подкаменная Тунгуска). Вдоль южного края Сибирской платформы проходит мощная субширотная зона разломов длительного тектоно-минерагенической активизации позднего протерозоя, палеозоя и мезозоя, содержащая гидротермальные месторождения руд цветных и редких металлов, а также флюорита и барита.

Протяжённый Урало-Охотский, или Урало-Монгольский, геосинклинально-складчатый пояс длиной 10 тысяч км и шириной от 1 до 3 тысяч км имеет субмеридиональную ориентировку в его уральской части, затем разворачивается и протягивается в субширотном направлении, захватывая территории Средней Азии, Казахстана, Южной Сибири, Монголии. Пояс относится к полицикличным геосинклинально-складчатым образованиям. Его геологический и минерагенический облик сформировался под воздействием каледонского и герцинского цикла тектогенеза. Ранние стадии этих циклов характеризовались базальтоидным магматизмом, сменившимся в более поздние стадии гранитоидным магматизмом с соответствующей минерагенией. На Урале доминирует базальтоидная минерагения, на всём остальном протяжении преобладают гранитоидные месторождения. Базальтоидный ряд определяется развитием магматических месторождений плагиогранит-габбро-перидотитовых и колчеданных месторождений вулканических базальтоидов. К перидотитовой формации принадлежат магматические месторождения хромитов (например, Кемпирсайское на Урале). С габбровой формацией связаны месторождения титаномагнетитов (Качканарское на Урале). С формацией плагиогранит-сиенитов ассоциированы скарновые месторождения руд железа (горы Магнитная, Благодать, Высокая, Качканар и др. на Урале) и скарновые месторождения меди (Турьинское на Урале, Чатыркульское в Казахстане и др.). Вулканогенные базальт-липаритовые комплексы содержат многочисленные медные и полиметаллические руды колчеданных месторождений (Средний и Южный Урал, Рудный Алтай, Казахстан, Средняя Азия, Бурятия). Гранитоидный ряд включает многочисленные постмагматические месторождения цветных, редких и благородных металлов. Среди них могут быть отмечены пегматитовые, альбититовые и грейзеновые месторождения руд редких металлов Казахстана, Средней Азии, Прибайкалья; скарновые месторождения руд цветных металлов Средней Азии и Казахстана; гидротермальные месторождения руд цветных, благородных и редких металлов, встречающиеся на всём протяжении Урало-Монгольского пояса. Выделяются сложные по генезису медно-порфировые месторождения (Коунрадское, Алмалыкское и др.), а также стратиформные месторождения медистых песчаников (Джезказганское) и свинцово-цинковых руд в карбонатных толщах палеозоя (Каратауское, Центральный Казахстан). Среди седиментогенных месторождений Урало-Монгольского пояса выделяются нефтегазовые месторождения эпипалеозойской платформы Западносибирской нефтегазоносной провинции и месторождения, известные в Средней Азии, Казахстане и других частях пояса. Многочисленны и разнообразны месторождения углей палеозойского (Кузнецкий угольный бассейн, Западно-Уральский, Восточно-Уральский, Челябинский буроугольный бассейн, Карагандинский угольный бассейн, Минусинский угольный бассейн и др.), мезозойского (Среднеазиатский, Орский, Тургайский и др.) и кайнозойского возраста (Южно-Уральский угольный бассейн). Существенны кембрийские месторождения фосфоритов (Каратауский фосфоритоносный бассейн, Актюбинский фосфоритоносный бассейн). Известны бокситы (Урал, Салаир), осадочные месторождения железных руд (Урал, Казахстан), марганцевых руд (восточный склон Урала, Казахстан), солей (Западное Предуралье, Средняя Азия). Повсеместно развиты коры выветривания палеозойского, мезозойского и кайнозойского возраста, местами с месторождениями силикатных никелевых руд, бурых железняков и бокситов (Урал, Казахстан).

Тихоокеанский геосинклинально-складчатый пояс Дальнего Востока и северо-востока охватывает территории Магаданского, Дальневосточного, Хабаровского краёв, Камчатки и Сахалина. Он протягивается вдоль восточного края Сибирской платформы и имеет зональное геологическое строение, определяющее особенности минерагении. В его пределах, по мере удаление от края платформы по направлению с запада на восток, намечаются 3 геолого-минерагенической зоны. Западная зона с палеозойской и наложенной мезозойской минерализацией выделяется развитием гранитоидов с плутоногенным гидротермальным золотым и грейзено-гидротермальным оловянным, молибденовым и вольфрамовым оруденением. Центральная зона с мезозойской и наложенной палеоген-неогеновой минерализацией отличается вулканогенными гидротермальными месторождениями золотосеребряных и оловянных руд, полиметаллическими рудами в скарнах. Восточная зона преимущественно альпийского оруденения несёт гидротермальные рудопроявления ртути, сурьмы, свинца, золота и серебра. В пределах пояса известны россыпи золота, ныне в значительной степени отработанные. Среди седиментогенных месторождений полезных ископаемых можно отметить Анадырский, Охотско-Камчатский и Сахалинский газонефтяные бассейны, Буреинский, Суйфунский, Среднеамурский и Сахалинский (в основном буроугольные) бассейны мезозойского и кайнозойского возраста.

Альпийский геосинклинально-складчатый пояс на территории CCCP протягивается с запада (от Крыма и Карпат) на восток через Кавказ и далее в Копетдаг и Юг Памира. Этот пояс имеет зональное геолого-минерагеническое строение, особенно отчётливое на Кавказе. Здесь выделяются следующие зоны (с севера на юге): зона южного края Туранской плиты с цепью предгорных и внутриплатформенных прогибов, выполненных мезозойскими и кайнозойскими осадками и заключающих месторождения нефти и газа (Южно-Мангышлакский, Прикаспийский, Азово-Кубанский, Каракумский, Предкарпатский и другие бассейны); в Предкарпатье, кроме того, известны месторождения солей и самородной серы; зона Большого Кавказа, центральное кристаллическое ядро которого и обрамляющие его юрские сланцы заключают скарновые месторождения руд вольфрама и молибдена, колчеданные месторождения меди, цинка и свинца, гидротермальные жильные месторождения полиметаллических руд; зона Куринско-Рионской межгорной впадины с месторождениями мезозойско-кайнозойских углей, нефти и газа, а также олигоценовых руд марганца в Чиатурах; зона Малого Кавказа с месторождениями медно-порфировых и медно-колчеданных руд. На всём протяжении пояса имеются многочисленные месторождения разнообразных минеральных вод.

11. Минерально-сырьевая база.

Общие сведения. В CCCP создана минерально-сырьевая база, обеспечивающая развитие горнодобывающей отраслей промышленности всеми необходимыми видами минерального сырья. CCCP занимает 1-е или одно из первых мест в мире по разведанным запасам многих полезных ископаемых, в том числе природного газа, угля, нефти, руд железа и марганца и ряда цветных металлов.

 В первые годы после Великой Октябрьской социалистической революции и в начале 20-х гг. сырьевой основой топливных, металлургических, химических и других предприятий Советской республики являлись те месторождения полезных ископаемых, которые были изучены и частично разведаны экспедициями Геологического комитета.

Выполненные в течение мирного времени 1921-40 (между окончанием Гражданской войны 1918-20 и началом Великой Отечественной войны 1941-45), геологоразведочные работы явились значительным шагом в изучении недр и становлении минерально-сырьевой базы страны. В эти годы были открыты и разведаны многочисленные месторождения разнообразных полезных ископаемых, ставшие надёжными источниками сырья для развития добывающих отраслей промышленности не только в мирное время, но и в годы войны. Вызванный войной рост производства военной техники и боеприпасов, а также резкое увеличение потребностей армии в моторном топливе потребовали выявления и ускоренной подготовки для освоения дополнительных запасов руд чёрных и цветных металлов, нефти и других видов минерального сырья. Особенно большое значение в войну имели месторождения полезных ископаемых, выявленные и разведанные в восточных районах. Основные силы геологоразведочных организаций были сконцентрированы на поисках и разведке месторождений тех полезных ископаемых, которые в первую очередь нужны были фронту и военному производству, в том числе железных, марганцевых и хромовых руд, бокситов, руд меди, свинца, никеля, вольфрама, молибдена, олова, нефти, угля, серы и др.

добыча нефти в Башкириикарьер Полтавского ГОКаВ послевоенное время в стране были развёрнуты геолого-поисковые и разведочные работы, в первую очередь на нефть, газ и уголь в Европейской части CCCP, значительно расширены геолого-поисковые и разведочные работы в районах Сибири и Дальнего Востока, в том числе на богатые и легкообогатимые руды чёрных и цветных металлов. Особое внимание уделялось повышению экономии, эффективности геологоразведочных работ путём внедрения прогрессивных методов геологической разведки, новой горно-буровой техники, геофизической аппаратуры. К началу 70-х гг. все горнодобывающие отрасли промышленности CCCP достигли высокого уровня развития, однако продолжавшийся рост народного хозяйства страны сопровождался постоянным увеличением потребности в угле, нефти, природном газе, чёрных и цветных металлах, горно-химическое сырье, нерудных строительных материалах и соответственно необходимостью дальнейшего увеличения разведанных запасов минерального сырья. В 70-е и 80-е гг. геологоразведочные работы осуществлялись с обеспечением опережающего роста разведанных запасов минерального сырья по сравнению с темпами развития добывающих отраслей промышленности, были ускорены поиски и разведки новых месторождений нефти, природного газа и конденсата прежде всего в Среднем Приобье и на севере Тюменской области, в восточной Сибири, Якутской ACCP и Коми ACCP, в Архангельской области, Средней Азии и Казахстанской CCP (Прикаспийская впадина), расширены геологоразведочные работы в шельфовых зонах морей и океанов (в первую очередь на нефть и газ), усилена разведка месторождений коксующихся и энергетических углей, богатых и легкообогатимых руд для чёрной и цветной металлургии, драгоценных металлов и алмазов, сырья для ядерной энергетики, минеральных удобрений, подземных вод.

В целях постоянного расширения и укрепления минерально-сырьевой базы страны Советским государством на проведение геологоразведочных работ ежегодно выделялись крупные денежные и материальные средства, осуществлялся значительный рост объёмов этих работ и затрат на них (табл. 3).

В результате выполненных в CCCP геологоразведочных работ были значительно увеличены разведанные запасы топливных, рудных и других видов минерального сырья. Большая территория страны, особенности её геологического строения и широкое планомерное развитие геологоразведочных работ обусловили создание в CCCP мощного минерально-ресурсного потенциала (См. карту).

угольный разрез Междуреченскийугольный разрез ПавловскийТопливно-энергетические ресурсы. Нефть и газ. В дореволюционной России месторождения нефти были известны в Бакинском, Грозненском и Майкопском районах на Кавказе, Челекене и в Небит-Даге в Западной Туркмении, в Ферганской долине Средней Азии, в Эмбинском районе Казахстана и других регионах. В суммарном годовом объёме добычи нефти накануне 1-й мировой войны 1914-18 свыше 75% приходилось на месторождение Апшеронского полуострова. Промышленных месторождений газа известно не было. Открытие нефтяных и газовых месторождений между Волгой и Уралом, на севере Европейской части (Коми ACCP), в Западносибирской низменности, Средней Азии и Казахстане, под водами внутренних и окраинных морей коренным образом изменило территории размещение нефтяной и газовой промышленности. Доля добычи нефти в Закавказье и на Северном Кавказе уменьшилась с 87% в 1913 до 3-4% в 1985; преобладающая часть добычи нефти и газа приходится ныне на Западносибирский регион, а также на районы между Волгой и Уралом, районы Казахстана и Средней Азии. За четверть века (1961-85) с начала освоения месторождений Тюменской области здесь добыто свыше 3 млрд. т нефти, а добыча газа превышает 1 млрд. м3 в сутки. См. карту.

Угли, горючие сланцы, торф. В 1913 общие геологические запасы угля в России оценивались в 231 млрд. т (немногим более 3% мировых угольных ресурсов), в середине 70-х гг. — 6,8 трлн. т; по размерам угольных ресурсов CCCP занимает одно из первых мест в мире. На территории CCCP выявлены и разведаны крупные бассейны каменных и бурых углей различного геологического возраста, преимущественно каменноугольного, пермского и юрского. К числу наиболее крупных угленосных бассейнов относятся Донецкий, Печорский, Подмосковный, Днепровский и Львовско-Волынский в Европейской части CCCP, Кизеловский и Челябинский на Урале, Карагандинский, Экибастузский, Майкюбенский и Тургайский в Казахстане, Ангренский и Узгенский в Средней Азии, Кузнецкий, Канско-Ачинский, Иркутский, Тунгусский, Ленский, Южно-Якутский, Партизанский, Буреинский и другие в Сибири и на Дальнем Востоке. На долю восточных бассейнов приходится свыше 85% общесоюзных геологических запасов угля. Из общих угольных ресурсов страны 2/3 представлены каменными углями, остальные — бурыми. По качественному составу выделяются угли различных типов и промышленных марок. Особенно большое значение имеют: антрациты Донецкого бассейна высококачественные коксующиеся каменные угли Донбасса, Кузбасса, Печорского, Карагандинского, Южно-Якутского бассейнов; энергетические бурые угли Канско-Ачинского, Экибастузского и других бассейнов. Каменные и бурые угли ряда бассейнов (наряду с применением их в качестве топлива) используются также как сырьё для химической промышленности. Свыше 45% разведанных запасов углей CCCP пригодны для открытой разработки, преобладающая их часть (свыше 9/10) расположена в восточных районах страны. Главные месторождения горючих сланцев находятся в Европейской части CCCP. Наиболее важен в промышленном отношении Прибалтийский сланцевый бассейн. В CCCP сосредоточено свыше 60% мировых ресурсов торфа. Наиболее крупные ресурсы торфа выявлены в Западной Сибири, на севере Европейской части CCCP и в восточной Сибири, но почти вся добыча торфа сосредоточена на месторождениях Европейской части страны. Начато интенсивное изучение ресурсов геотермальных бассейнов — Камчатского, Северо-Кавказского, Закавказского и др.

рудник МаякЛениногорский полиметаллический комбинатРуды для чёрной и цветной металлургии. В дореволюционной России сравнительно крупные железорудные месторождения были известны лишь на Украине (Кривой Рог) и на Урале. По подсчёту 1910, из общих мировых запасов железных руд (22,4 млрд. т) на долю России приходилось только 0,8 млрд. т, или менее 4%. Железорудные ресурсы CCCP составляют 2/5 мировых. В стране разведано свыше 300 железорудных месторождений, при этом 3/4 их запасов сосредоточено в 4 районах: Украины, Центра (KMA), Урала и Казахстана. Преобладающая часть железорудных месторождений Украины и Центра по геологическому возрасту относится к докембрийским, Урала и Казахстана — к палеозойским. Значительные запасы разведаны в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, а также в районах Кольского полуострова и Карелии. Среди железорудных месторождений CCCP известны магматические, контактово-метасоматические, гидротермальные, осадочные, осадочно-метаморфизованные, коры выветривания и другие, в которых содержатся различные типы железных руд — титаномагнетитовые, магнетитовые, гематитовые (красные железняки), сидеритовые, лимонитовые (бурые железняки), железистые кварциты и др. Из общего количества запасов железных руд в CCCP свыше 1/10 представлено богатыми рудами, используемыми в металлургическом производстве без обогащения, около 80% руд требует обогащения, преимущественно по относительно простым схемам, и около 10% руд труднообогатимых, пока промышленностью не используемых.

Марганцевые руды. По запасам и добыче марганцевых руд CCCP занимает 1-е место в мире. Преобладающая часть этих запасов сосредоточена в Никопольском и Большетокмакском месторождениях (УССР), содержащих карбонатные руды, и в Чиатурском месторождении (Грузинская CCP), представленном высококачественными окисными и окисленными рудами. Сравнительно небольшие месторождения марганцевых руд выявлены на Урале, в Казахстане, Сибири и на Дальнем Востоке.

ГОК Тувакобальткарьер рудника ЦентральныйНаиболее крупные месторождения хромовых руд расположены в Западном Казахстане, где разведана Южно-Кемпирсайская группа месторождений хромитов, используемых в металлургической и химической промышленности. На Среднем Урале известны Сарановские месторождения хромитов, используемых преимущественно для производства огнеупоров.

Месторождения титановых руд известны в форме осадочных рутил-ильменитовых россыпей (например, на Украине, в прибрежных отложениях Балтийского моря и др.), в виде ильменитсодержащих метаморфизованных песчаников (Ярегское месторождение в Коми ACCP) или в виде магматических титаномагнетитовых руд, значительные запасы которых установлены на Урале, в восточной Сибири, на Кольском полуострове.

Алюминиевые руды. Месторождения высококачественных бокситов палеозойского возраста разведаны на севере Урала (Красная Шапочка, Кальинское, Черемуховское и др.). Здесь действуют крупные рудники Северо-Уральского бокситоносного района, являющиеся поставщиками сырья для Уральских алюминиевых заводов. Месторождения бокситов, разведанные в Западном Казахстане, служат сырьевой базой Павлодарского алюминиевого завода. В Европейской части CCCP наиболее значительные месторождения бокситов выявлены в Архангельской области (Северо-Онежский бокситоносный район), Коми ACCP (Тиманская бокситорудная провинция), а также в районе KMA, где бокситы залегают в коре выветривания совместно с залежами железных руд. В Сибири сравнительно небольшие месторождения бокситов известны в Салаирском кряже, в бассейне р. Ангара, в Восточных Саянах. Впервые в мировой практике в CCCP освоено производство глинозёма, цемента и содопродуктов из нефелиновых руд, месторождения которых известны на Кольском полуострове (апатит-нефелиновые руды Хибин), в Сибири (Кия-Шалтырское и другие месторождения нефелиновых сиенитов), в Закавказье и Средней Азии.

Медные руды. Наибольшее промышленное значение имеют медно-колчеданные, медно-порфировые, медистые песчаники, сульфидные медно-никелевые и комплексные полиметаллические руды. Месторождения медно-колчеданных руд известны вдоль восточного склона Урала (от Ивделя на севере до Мугоджар на юге), а также на Северном Кавказе. К месторождениям медно-порфировых руд относятся, например, Коунрадское и Бозшакольское в Казахстанской CCP, Кальмакырское (Алмалыкское) в Узбекистанской CCP, Каджаранское и Агаракское в Армянской ССР; к числу месторождений типа медистых песчаников — Джезказганское месторождение в Казахстане и Удоканское в Читинской области; первое из них разрабатывается около полувека, а второе, расположенное на трассе БАМа, подготавливается (1988) к промышленному освоению. Крупные запасы меди содержатся в сульфидных медно-никелевых рудах магматических месторождений Норильского рудного района и Кольского полуострова. Значительным источником меди являются комплексные полиметаллические месторождения (медно-свинцово-цинковые).

Березниковское калийное месторождениеСвинцово-цинковые руды концентрируются преимущественно в гидротермальных и осадочно-эксгаляционных месторождениях, при этом наиболее крупные из них относятся к средне- и низкотемпературным стратиформным и колчеданным, залегающим в слоистых толщах осадочных и частью эффузивно-осадочных пород. Месторождения этого типа разведаны в Центральноказахстанском рудном районе, в горах Каратау, в Джунгарском Алатау, на Алтае, в Узбекистане, Бурятии, Забайкалье, Азербайджане. Важное промышленное значение имеют высокотемпературные метасоматические скарновые месторождения, выявленные в Приморском крае, в Таджикской CCP и других районах. В Красноярском крае разведано Горевское метасоматическое месторождение в карбонатных породах докембрия. Жильные среднетемпературные месторождения в изверженных и других горных породах разрабатываются на Северном Кавказе, в Таджикской CCP. Большинство месторождений свинцово-цинковых руд имеют комплексный состав и наряду со свинцом и цинком содержат также медь, серебро, часто золото, кадмий и редкие элементы, а также серный колчедан, иногда барит и флюорит. Важный источник цинка — медно-колчеданные руды Урала и других районов.

Руды никеля и кобальта. Главным источником этих металлов служат магматические месторождения сульфидных никелевых руд, расположенные в Норильском рудном районе на севере Красноярского края (см. Норильский горно--металлургический комбинат) и на Кольском полуострове. Важной особенностью этих руд является их комплексный многокомпонентный состав: наряду с никелем и кобальтом руды служат важнейшим источником получения меди, а также других ценных металлов. Месторождения экзогенных силикатных никель-кобальтовых руд известны на Урале и в Западном Казахстане. В ряде районов выявлены гидротермальные месторождения медно-кобальтовых, железокобальтовых и собственно кобальтовых руд (в Азербайджанской ССР, Тувинской ACCP, и др.).

Руды вольфрама и молибдена концентрируются преимущественно в скарновых контактово-метасоматических и гидротермальных жильных и штокверковых месторождениях. К первым относится расположенное на Северном Кавказе Тырныаузское месторождение вольфрам-молибденовых руд. Вольфрамовые (шеелитовые) месторождения скарнового типа известны в Узбекской CCP и на Дальнем Востоке. Вольфрамовые гидротермальные месторождения жильного и штокверкового типа выявлены в Бурятской ACCP и Казахской CCP. Жильные и штокверковые месторождения молибдена гидротермального генезиса разведаны в Забайкалье, Западной Сибири и Казахстане. Важный источник молибдена — комплексные молибденсодержащие медно-порфировые руды месторождений Казахстана и Армении.

Преобладающая часть оловорудных месторождений CCCP имеет мезозойский возраст и связана с Тихоокеанским рудным поясом и зоной мезозойской активизации восточного Забайкалья. Наиболее значительные месторождения, представленные в основном касситерит-сульфидными рудами, выявлены в Якутской ACCP, Магаданской и Читинской областях, Хабаровском и Приморском краях. Оловорудные месторождения палеозойского возраста разведаны в Киргизской CCP. Кроме коренных рудных месторождений, в Якутской ACCP и Магаданской области известны оловоносные россыпи.

Месторождения руд ртути и сурьмы гидротермального происхождения выявлены во многих районах страны. Наиболее значительные месторождения разведаны на Украине (Никитовское ртутное), в Киргизской CCP (Хайдарканское и Чаувайское ртутные, Кадамджайское и Терек-Сайское сурьмяные), в Таджикской CCP (Джижикрутское ртутно-сурмяное), а также в Якутии, на Чукотке, Камчатке и Горном Алтае.

Россыпные и коренные месторождения золота известны в Магаданской области, Якутии, Восточной Сибири, Узбекистане, Казахстане, на Урале, в Армении. Главным источником серебра служат серебросодержащие руды полиметаллических месторождений. Платина в дореволюционной России добывалась лишь из россыпных месторождений Урала; в CCCP платина и другие металлы платиновой группы извлекаются из магматических месторождений сульфидных медно-никелевых руд.

Горно-химическое минеральное сырьё. Среди полезных ископаемых этой группы большое народно-хозяйственное значение имеют фосфатные руды и калийные соли, используемые в качестве минеральных удобрений в сельском хозяйстве, а также поваренная соль, сера, сульфат натрия, флюорит, барит, борные руды и др. Важные источники сырья для химической промышленности — нефть, природный газ, уголь, горючие сланцы.

Фосфатные руды представлены апатитами и фосфоритами. В Мурманской области разрабатываются высококачественные апатитовые руды Хибинской группы месторождения магматического происхождения. Месторождения апатитовых руд выявлены также в восточной Сибири и Якутской ACCP. Наиболее крупные месторождения осадочных фосфоритов расположены в Европейской части CCCP — в Эстонской CCP, в Ленинградской, Московской и Кировской областях, а также в Казахстане (Каратауский фосфоритоносный бассейн, Чилисайское месторождение). В Сибири выявлены сравнительно небольшие месторождения фосфоритов, приуроченные преимущественно к древним рифейским отложениям (Алтае-Саянская провинция, Боксонско-Окинский бассейны).

Калийные соли сосредоточены в Верхнекамском соленосном бассейне (Соликамский и Березниковский комбинаты в Пермской области), значительные их запасы разведаны в БССР (Припятский калиеносный бассейн), УССР (Прикарпатский калиеносный бассейн), Туркм. CCP. Новый калиеносный бассейн выявлен в восточной Сибири (Иркутская область).

Месторождения поваренной соли известны во многих районах CCCP, в том числе на Украине и в Белоруссии, на Кавказе, в Предуралье, Прикаспийской впадине, Средней Азии, Сибири. Наиболее крупными источниками поваренной соли являются Артёмовское месторождение в УССР и озере Баскунчак в Астраханской области.

Месторождения самородной серы выявлены в Западной Украине, Поволжье, Средней Азии, на Курильских островах и на Камчатке. Многочисленны месторождения серного колчедана. Важный источник серы — серосодержащий природный газ ряда месторождений (например, Оренбургского и Астраханского), а также сульфидные медные и полиметаллические руды, при металлургии, переработке которых сера извлекается из отходящих газов.

Крупные запасы сульфата натрия сосредоточены в рапе залива Kapa-Богаз-Гол, а также ряда солёных озёр. Наиболее значительные месторождения флюорита, или плавикового шпата, выявлены в Приморском крае, Забайкалье, Средней Азии, Казахстане и на Украине. Месторождения барита известны в Западной Сибири, Казахстане, Средней Азии и Закавказье; крупные баритовые залежи встречаются часто в месторождениях полиметаллических руд, например в Казахстане. В ряде районов выявлены месторождения бора (боратов и боросиликатов), брома и йода (часто в рассолах нефтяных месторождений), а также других видов химического сырья.

Нерудное сырьё. Недра CCCP богаты разнообразными видами нерудного технического сырья, к которым относятся асбест, графит, слюда, магнезит, корунд, динасовые кварциты, флюсовые известняки, каолин, сырьё для производства керамических и огнеупорных изделий, разнообразные минеральные строительные материалы, в том числе известняки и глины для производства цемента, стекольные пески, гипс, кирпичные и керамические глины, щебень, галька, базальт, гранит, мрамор и другие горные породы.

Наиболее известные месторождения асбеста расположены на Урале (Баженовское), в Казахстане (Джетыгаринское), в Оренбургской области (Киембаевское), в Тувской ACCP (Актовракское); особенно высоким содержанием текстильных сортов асбеста отличается месторождение Молодёжное в Бурятской ACCP, расположенное недалеко от трассы Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Из многочисленных месторождений графита самые значительные находятся на Украине, Урале, в Красноярском крае, Узбекистане, на Дальнем Востоке. Месторождения различных видов слюды (мусковит, флогопит и вермикулит) расположены в Мурманской области, Карельской ACCP, в бассейне р. Мама (Иркутская область), в Алданском слюдоносном районе Якутской ACCP. Наиболее крупные месторождения магнезита разведаны на Урале и в восточной Сибири.

Сырьём для производства строительных материалов служат различные горные породы, песчано-гравийные отложения, пески, глины. К наиболее часто встречающимся горным породам изверженного происхождения относятся граниты, сиениты, диориты, габбро, лабрадориты, диабазы, базальты, трахиты, андезиты, вулканические туфы, перлиты и др. Среди метаморфических горных пород наиболее часто используются гнейсы, кварциты, кремнистые сланцы, мраморы. Из осадочных пород для производства строительных материалов чаще всего используются известняки, доломиты, мергели, мел, трепел, опока, глины, песчаники.

Коренные и россыпные месторождения алмазов выявлены в Якутской ACCP, алмазоносные россыпи известны на Урале.

Известны месторождения поделочных и драгоценных камней, а также природных кристаллов, используемых в промышленности (в том числе пьезооптического кварца, исландского шпата и др.).

Месторождения разнообразных цветных полудрагоценных и поделочных камней, используемых в различных областях техники, а также в ювелирной промышленности (агат, яшма, орлец, опал, горный хрусталь, изумруд, топаз, сапфир, аметист, бирюза и др.), обнаружены на Урале, в Забайкалье, Горном Алтае, Саянах и других горных районах.

Минеральные ресурсы морей. Крупные ресурсы минерального сырья заключены в недрах под водами внутренних и внешних морей CCCP (континентальные шельфы и склоны), в прибрежных и донных отложениях этих морей, а также в самой морской воде. Недра шельфов содержат месторождения тех же полезных ископаемых, которые известны в недрах суши. Наибольшее практическое значение имеют морские месторождения нефти и газа. В CCCP эксплуатируются подводные месторождения нефти в акватории Каспийского моря (Нефтяные Камни и др.), перспективными в отношении нефтегазоносности являются также шельфы Баренцева, Охотского и других морей CCCP. В прибрежных донных отложениях морей, главным образом в виде прибрежно-морских россыпей, концентрируются скопления минералов олова, титана, циркония, железа, марганца, иногда золота. В пляжных и донных отложениях Чёрного моря известны значительные залежи магнетитовых песков. Россыпи титаноциркониевых минералов выявлены в прибрежных отложениях Чёрного и Балтийского морей. В донных отложениях Тихого океана и ряда внутренних морей известны железомарганцевые конкреции.

Важный источник получения некоторых минеральных соединений — морская вода. Наибольшее практическое значение имеют содержащиеся в морской воде в растворённом состоянии минеральные соли. Глауберова соль, или мирабилит (сульфат натрия), добывается в значительном количестве в заливе Kapa-Богаз-Гол на Каспийском море; поваренная соль и мирабилит — из рапы Сивашского залива Азовского моря. Из морской воды извлекаются соединения йода, брома, магния, калия и др.

12. История освоения минеральных ресурсов на территории CCCP.

 Каменный век (палеолит, мезолит, неолит). Камень стал первым материалом, из которого древний человек научился изготавливать достаточно прочные орудия и оружие. На территории CCCP наиболее ранние свидетельства его использования относятся к древнему палеолиту (период ашеля и синхронные ему на Азиатской части, 700- 100 тысяч лет назад). Древние стоянки, местонахождения и даже выработки по добыче камня обнаружены в южных областях — в Закавказье, Средней Азии и на юго-западе CCCP (пещеры Азых, Кударо в Закавказье, стоянки Каратау в Средней Азии и др.). Использовались кремень, кварцит, обсидиан, кремнистый сланец и некоторые другие породы, из которых выделывали ручные рубила, скрёбла и другие орудия. Материал собирали на поверхности Земли, очень часто по руслам рек. Людей привлекали наиболее богатые выходы кремня и обсидиана (в Закавказье поселок Сатани-Дар и другие, в Средняя Азии поселок Учтут, Капчигай и др.) — на этих местах отмечены древнейшие поверхностные выработки камня. Хронологически последующая за ашелем эпоха мустье и синхронные ей периоды в Азиатской части (100-35 тысяч лет назад) знаменовали заметное расширение зоны обитания неандертальского человека в восточном и особенно в северном направлениях (карта). Использовались по преимуществу те же каменные породы. Достаточно большое количество памятников этого времени найдено на Северном Кавказе, в Молдавии, на Украине, в Средней Азии и Казахстане.

С эпохой верхнего (позднего) палеолита (35-10 тысяч лет назад) связано наиболее существенное увеличение зоны обитания человека вплоть до полярных областей Евразии.

Люди достигли крайнего северо-востока Азии и по существовавшей тогда суше (Берингия) переправились в Америку; заселение Американского континента проходило несколькими волнами в течение всего верхнего палеолита и, вероятно, мезолита. Добыча и использование камня в этот период значительно возрастает. Начинается добыча различных oxp для ритуальных целей, в частности для наскальной живописи. Яркий памятник такого рода — Капова пещера на Южном Урале. Минеральные красители использовали для татуировки тела и окраски одежды.

В эпоху мезолита (8-6/4-е тысячелетия до н.э.), видимо, полностью завершается заселение северных окраин Евразии, освободившихся от ледникового покрова. В это время резко меняется характер обработки камня для выделки орудий и оружия. Наблюдается микролитизация форм каменных изделий. Чаще всего тонкие ножевидные пластины из кремня, халцедона, обсидиана использовались в качестве вкладышей в деревянную, костяную или роговую основу для формирования острого режущего края. На Кавказе, юго-восточной Европы, Прикаспии и других местах очень широко выделывали кремнёвые вкладыши геометрических форм: трапеции, сегменты и т.п. Для изготовления наконечников стрел, дротиков, скребков, резцов, свёрл нередко использовались кремнистые сланцы, кварциты и другие породы.

 В эпоху неолита (6-4/2-е тысячелетия до н.э.) началось широчайшее использование глин для выделки керамической посуды. В Средней Азии, Закавказье и отчасти на юго-западе страны глина шла на строительство жилых сооружений. Из неё лепили также культовые антропоморфные и зооморфные статуэтки. Происходит существенное расширение добычи камня. Наряду с традиционным кремнем, обсидианом, сланцем начинают использовать известняки и различные изверженные породы для изготовления шлифованных топоров. В восточной Сибири известно употребление для этой цели нефрита. Из кремня делали также фигурки животных. Люди эпохи неолита закладывают первые шахты по добыче кремня. Наиболее яркий пример этого дают многочисленные выработки неолитического времени у с. Красное в Белоруссии.

Однако возникновение регулярного горного дела с разнообразными выработками связано со следующей исторической эпохой.

Базой для возникновения горнорудного дела в эпоху раннего металла (2-я половина 5-го — начало 1-го тысячелетия до н.э.) на территории CCCP стали обширные горно-металлургические области (ГМО) и центры (ГМЦ), где концентрировались богатые залежи медных, мышьяковых, сурьмяных, свинцовых, оловянных, железных и других руд: Кавказ, Урал, Казахстан, Средняя Азия, Саяно-Алтай, Забайкалье, Восточная Сибирь (бассейны притоков р. Енисей и верховьев Лены). Для населения Кавказа, Средней Азии и юго-запада CCCP определённое значение имели ГМО Балкано-Карпатья, Анатолии и Ирана, расположенные за пределами территории страны. Эпоха раннего металла подразделяется на 4 основных хронологических периода: медный век (2-я половина 5-го — 1-я половина 4-го тысячелетия до н.э.), ранний бронзовый век (2-я половина 4-го — 1-я половина 3-го тысячелетия до н.э.), средний бронзовый век (2-я половина 3-го — 18/17 вв. до н.э.), поздний бронзовый век (16-15 — 9/8 вв. до н.э.). С каждым из этих периодов или веков связано внедрение в горно-металлургическое производство новых технологических приёмов, расширение видов минерального сырья, использовавшегося для нужд экономики, а также территории скачки в распространении этого производства. История развития горного дела изучена хуже, чем металлургии, в связи с плохой сохранностью и уничтожением памятников этого промысла позднейшими выработками.

 Использование древнейших медных орудий в конце 5-го тысячелетия до н.э. отмечается в южных областях CCCP — в Закавказье, Средней Азии и на юго-западе CCCP (карта).

Наиболее значительные коллекции медных изделий найдены на юго-западе CCCP (трипольская археологическая культура и некоторые другие). Этот металл происходит из Балкано-Карпатских рудных районов и, в частности, из Южной Болгарии, а также из Трансильвании. Население трипольской культуры передавало металл своим восточным степным соседям и образцы этой меди находят на нижней Волге; это намечает древние торговые пути, связанные с горно-металлургическим производством. Не исключено, что зачаточная металлургия в Закавказье (финал шулавери-шомутепинской археологической культуры) берёт своё начало от горнорудных центров восточной Анатолии (скорее всего, рудник "Эргани-Маден" в восточной Анатолии). В культурах юга Средней Азии (Намазга I, II, III) обнаружены металлы, также происходящие, по всей вероятности, из иранских ГМЦ.

Ранний бронзовый век стал временем существенных перемен в горно-металлургическом производстве. Возникает огромная Циркумпонтийская металлургическая провинция, охватившая многие культуры на обширных пространствах вокруг Чёрного моря; в неё оказались втянутыми все производящие центры Кавказа, Южной Европы и Балкано-Карпатья, образовавшие северную зону провинции. Производство в ней протекало по единой технологии. В Закавказье возникает сравнительно мощное горное дело на базе медных и мышьяковых рудников (Зангезурская и, видимо, Алавердская группы, Антоновское месторождение, мышьяковый рудник "Дари Даг" и др.). На Южном Урале начинается разработка некоторых месторождений медистых песчаников (вероятно, Каргалинские рудники и др.); возможно, велась эксплуатация медистых песчаников Донбасса. Основным типом сплавов в пределах Циркумпонтийской провинции становятся мышьяковые бронзы, в связи с чем на Кавказе велась добыча реальгара, аурипигмента (рудник "Дари Даг" и др.) и, возможно, арсенопирита.

 Большое количество закавказских мышьяковых бронз экспортировалось на Северный Кавказ и в степную зону восточной Европы. Приуральская чистая медь использовалась населением северо-восточной периферии Циркумпонтийской провинции (Приуралье, Поволжье). На юго-западе CCCP проникали чистая медь и мышьяковые бронзы из Балкано-Карпатья. Это был период бурного развития торговли продукцией, связанной с горно-металлургическим производством.

Средний бронзовый век характерен мощным взлётом горно-металлургического производства в пределах сохраняющейся Циркумпонтийской провинции. Количество медных предметов и изделий из мышьяковых бронз в провинции возрастает в среднем в 8-10 раз, что, без сомнения, связано с аналогичным расширением масштабов добычи медной и мышьяковой руды (прежде всего в Закавказье). Древние рудники остаются по-прежнему очень плохо изученными источниками сведений о состоянии горного дела в то время. В Закавказье появляются первые орудия из оловянных бронз; источники олова загадочны, поскольку месторождения этого металла на Кавказе не известны. Доминирующими по-прежнему остаются мышьяковые бронзы; роль кавказского импортного металла на юге восточной Европы заметно возрастает. Намного шире встречаются украшения и предметы роскоши из золота и серебра. Древние золотые рудники известны в Армении (Зодское месторождение и др.). В 3-м и начале 2-го тысячелетия до н.э. осваиваются медные песчаниковые месторождения практически всего Приуральского ГМЦ. Химически чистая медь из этих источников широко распространяется на западе, по лесной зоне восточной Европы. На юге Средней Азии продолжается использование меди иранских ГМЦ. Начинает развиваться горное дело на Алтае в связи с разработкой медных и оловянных руд (Рудный Алтай, касситеритовые месторождения Калбинского и Нарымского хребтов).

Поздний бронзовый век стал временем максимального подъёма горно-металлургического производства в эпоху раннего металла, связанного с эксплуатацией медных, оловянных, свинцовых, сурьмяных и других рудных месторождений. На территории большинства основных регионов CCCP резко возрастает объём выплавленного металла. Преобладающими практически повсеместно становятся медно-оловянные сплавы. Около середины 2-го тысячелетия до н.э. горно-металлургическое производство скачкообразно распространяется по гигантским пространствам Евразии, охватывая не только степные, но и лесные и даже в отдельных случаях лесотундровые зоны. За пределами зоны культур эпохи раннего металла остаётся лишь северо-восток Азии.

Распадается Циркумпонтийская провинция и возникает ряд новых. Центральное место на территории CCCP занимает так называемая Евразийская металлургическая провинция, охватывавшая площадь до 8 млн. км2: от Алтая и Енисея на востоке до Поднепровья на западе, от таёжной зоны Евразии на севере до предкавказских степей и пустынь Средней Азии на юге. Основными ГМО и ГМЦ Евразийской провинции стали Казахстан, Урал, Западный Алтай, а также север Средней Азии (Султануиздаг, Фергана и др.). Характер горного дела и конкретные рудники здесь гораздо лучше изучены. Очень мощный горнодобывающий центр образовался в Казахстане. Только на рудниках Джезказгана и Кенказгана было совокупно добыто не менее 1,5-2 млн. т медных руд (по преимуществу малахит и азурит). На Урале в широких масштабах добывались окисленные руды: медные рудники "Еленовка", "Ушкатта" и другие, медно-мышьяковый и медно-серебряный рудники "Таш-Казган", "Никольское" и др. Многие выработки известны в Донецком бассейне. Резко расширяется горно-металлургическое производство на Рудном Алтае. Алтайское олово широко распространялось на западе вплоть до Урала, восточной Европы (включая Левобережную Украину), питая местные мастерские металлообработки. Наряду с оловянными здесь употреблялись сложные мышьяково-оловянные, сурьмяно-мышьяковые бронзы. В Казахстане (рудник "Степняк") добывали золото.

Западные и особенно юго-западные территории CCCP оказались включёнными в систему так называемой Европейской металлургической провинции. Здесь основными источниками многочисленных высококачественных оловянных бронз стали ГМЦ Карпат, откуда импортировалась медь; олово, вероятно, привозилось из Центральной и даже Западной Европы. Обособляется от других по своему характеру горно-металлургическое производство на Кавказе: здесь формируется Кавказская металлургическая провинция с удивительно для того времени высоким уровнем горного дела, металлургии и масштабами производства. Наблюдается повсеместный переход к добыче и плавке сульфидных медных минералов, в связи с чем начинается эксплуатация пояса медно-пирротиновых месторождений, расположенных в высокогорье южных и северных склонов Главного Кавказского хребта (месторождения Горной Рачи, верховьев рек Иори, Белая, Mapyxa и др.). В Горной Раче известны также значительные разработки сурьмяных руд. Наряду с этим продолжается эксплуатация медных и полиметаллических месторождений Малого Кавказа.

Центрально-азиатская металлургическая провинция, охватывавшая в конце 2-го — начале 1-го тысячелетия до н.э. Юго-восточной Сибири, Забайкалье, Монголию и значительную часть Северного и Западного Китая, базировалась на ряде ГМЦ Саяно-Алтая (Тува, Минусинская впадина, Горная Шория, Монгольский Алтай и др.), а также Забайкалья, где, вероятно, началась разработка касситеритовых месторождений.

Основным сырьём для металлургической промышленности позднего бронзового века продолжают оставаться окисленные медные руды, хотя в ряде мест начинает практиковаться широкая добыча сульфидных руд (халькопирит). Поисковым признаком для древних разведчиков недр служили прежде всего поверхностные выходы руд. Горные работы поэтому начинались с расчистки этих выходов, после чего приступали к непосредственной добыче рудных минералов. Форма рудного тела практически всегда диктовала характер и форму выработки: карьер, шахта, штольня и т.п. Направление выработки также определялось простиранием рудной жилы; именно поэтому все древние проходки отличаются причудливой формой, строго следуя жиле и самым богатым участкам рудного тела. В наиболее насыщенных рудными минералами линзах выработки резко расширялись, напоминая огромные залы, своды которых достигали высоты 10 и более метров (рудники "Башкапсара" в верховьях р. Бзыбь, "Карабег" в верховьях р. Mapyxa и др.). Твёрдые рудовмещающие породы раскалялись огнём костра, а затем поливались водой до растрескивания. После этого в трещины вгонялись деревянные или роговые клинья. Использовались также каменные топоры-молоты и бронзовые кирки. Руда транспортировалась за пределы выработки, где подвергалась "сухому" обогащению путём раскалывания крупных кусков и отделению от них наиболее минерализованных участков. Нередко применялось и "мокрое" обогащение руды путём её сепарации в воде; иногда для этого близ выработок готовилась специальная каменная ванна, наполнявшаяся водой (рудник близ Красной Поляны в Краснодарском крае). В металлургический передел шли только мелко расколотые чистые медные минералы. Такая технология, присущая горнякам медного века, сохранялась в мало изменённом виде и все последующие периоды, вплоть до средневековья.

В эпоху раннего металла широко используются различные глины для изготовления керамической посуды, а также строительства глинобитных жилищ (Средняя Азия и Закавказье). Иногда сооружались даже огромные глиняные платформы для целых поселений (например, Кучук-Тепа на юге Узбекистана и др.). Ведётся также добыча камня (кремня, обсидиана, халцедона, кварцита, изверженных пород и др.) для изготовления многочисленных орудий из этих материалов, которые были в широком ходу наряду с медными и даже бронзовыми. С началом раннего бронзового века начинается добыча большого количества строительного камня для возведения ритуальных, жилых и оборонит, сооружений. В 3-м тысячелетия до н.э. камнем обкладывались громадные надмогильные курганы в Закавказье и других местах; из огромных многотонных плит складывались дольмены — "домики для мёртвых" в причерноморской части Кавказа. Каменные обкладки могил широко практиковались в Азиатской части CCCP.

В 11-9 вв. до н.э. во многих регионах CCCP наблюдается сокращение масштабов горно-металлургического производства (восточная Европа, Казахстан, Западная Сибирь, Средняя Азия). Основная причина этого — наступивший длительный период великого переселения народов и разрушения основных этнокультурных и политических систем Старого Света. Начавшаяся после этого стабилизация связана с ранним железным веком.

Начало железорудного промысла восходит, по всей вероятности, ко 2-му тысячелетию до н.э. (к этому времени относится найденное в Закавказье и на юге восточной Европы крайне ограниченное количество железных изделий). Значительное число железных орудий и оружия фиксируется у населения различных регионов с 8-6 вв. до н.э. практически по всей бывшей огромной зоне культур эпохи раннего металла (меди и бронзы). С этого времени добыча медных минералов во множестве ГМО и ГМЦ не только не сокращается, но иногда даже возрастает (Урал, Саяно-Алтай). На Урале в первую очередь следует отметить роль рудников Среднего Зауралья типа Гумешевского, рядом с которым были расположены медеплавильни (Гора Думная и др.). Большой размах получили выработки на медь в Туве и в Минусинской впадине. Продолжается широкая эксплуатация медных рудников Большого и Малого Кавказа. На Урале и в Саяно-Алтае в начале железного века бронзовые орудия продолжают преобладать над железными. Однако с этого времени всё более явно железорудное дело выходит на первый план.

Одним из крупнейших железорудных и железопроизводящих центров стал Кавказ. Множество рудников и плавилен известно в Колхиде (район Батуми — Поти и к северу вплоть до Абхазии), а также в Армении (рудники "Агарцин", "Варажнуник" и др.). Железорудный промысел концентрировался по преимуществу в тех же ГМО и ГМЦ, что и меднорудный. В восточной Европе разрабатывались также окисленные болотные руды. Характер горного дела в железном веке принципиально не изменился по сравнению с предшествующим периодом.

Очень широко входит в быт населения серебро, из которого изготавливали не только украшения, но и монеты. Фиксируется очень широкий ввоз в восточной Европу серебряных монет из пределов Римской империи. Отсюда же снабжались медью северопричерноморские античные города-государства и Боспорское царство (вероятно, рудники "Странджи" на востоке Балкан и др.). В 1-м тысячелетия до н.э. и первых столетиях н.э. чрезвычайно большое место в производственной деятельности различных народов Причерноморья и Кавказа стала занимать добыча строительного камня (известняк) для всевозможных сооружений. Это особенно характерно для античных городов (Пантикапей, Херсонес, Ольвия и др.). По всей вероятности использовались местные источники этого материала. Продолжала добываться в широких масштабах глина. Имеются некоторые сведения о разработках на Кавказе и в Средней Азии месторождения серы, соли, гипса. Вероятно, к этому же времени относится начало применения нефти на территории Азербайджана, а также битумов.

Около середины 1-го тысяч н.э. вновь наступил деструктивный период для многих этнокультурных и политических объединений, сопряжённый с великими переселениями народов. Застой охватил практически все виды экономической деятельности и прежде всего горно-металлургического производства. С окончанием данного периода обычно связывают начало средневековья.

Ранний феодализм. В целом горно-металлургическое дело этого периода изучено недостаточно. В ряде ГМО и ГМЦ (Урал, Казахстан и др.) данное производство так и не смогло выйти из депрессии эпохи великого переселения народов 1-го тысяч н.э. Наиболее яркий взлёт наблюдался в Средней Азии, где добыча самых разнообразных полезных ископаемых в период 8-12 вв. возросла многократно в сравнении с предшествующими периодами. Последнее нередко связывают с возникновением самостоятельных государств (Согд и др.). Именно здесь встречаются наиболее крупные рудники по добыче меди, серебра, свинца. К ним относится свинцово-серебряный рудник "Лашкерек" (древняя область Илак), находившийся в группе Карамазарских месторождений; максимальная глубина его выработок достигала 300 м. Значительными были также разработки свинцово-серебряных месторождений Древней Шельджи (Киргизия) и др. В это время огромное количество среднеазиатских серебряных монет (дирхемов) завозится в восточную Европу. Большими были и выработки касситерита: длина многих карьеров по добыче этой руды в Зирабулак-Зиаддинских горах достигала 500 м. Велась также добыча коренного и россыпного золота (р. Чонур и др.).

Довольно значительным оставался масштаб горно-металлургического производства в Закавказье, где продолжали эксплуатироваться медные, железные, свинцовые, а также отчасти нефтяные месторождения. На Саяно-Алтае во 2-й половине 1-го тысяч и начале 2-го тысячелетия горняки тюркских каганатов, а затем уйгурского и древне-киргизского государств разрабатывают железорудные и меднорудные месторождения.

В конце 1-го — начале 2-го тысяч на заселённой славянскими племенами обширной территории Европейской части CCCP возникают многочисленные очаги кустарного железоделательного производства (плавка в ямных горнах и домницах) на основе разработки озёрных и болотных руд. Расширяется география примитивного по методам добычи соляного промысла (Старая Pyca, Вологодская область, Костромская область, побережье Белого моря и др.).

В 13 в. в связи с монгольскими завоеваниями происходит новый распад многих этнополитических систем раннего средневековья. Вновь горно-металлургический промысел приходит в глубокий упадок, из которого он начинает постепенно выходить лишь к 16-17 вв. Е. Н. Черных.

Поздний феодализм. Начало этого периода характеризуется переходом к созданию в России горных заводов с гидросиловыми установками (первый вододействующий горный завод купца Виниуса был построен в 1632). Крупные масштабы приняла добыча и переработка железной руды и соли, расширялось строительство казённых заводов. Если в предыдущем периоде для создания многочисленных мелких очагов железорудного производства достаточным условием было наличие небольших рудных и лесных ресурсов, то строительство стационарных капиталоёмких горных заводов потребовало устойчивой по запасам рудной базы, наличия реки (привод гидросиловой установки и транспортная артерия) и крупных лесных массивов для получения древесного угля. В этих условиях значительные горно-металлургические производства формировались в Центральной России (Тульский и Липецкий районы), на северо-востоке (Устюг Великий, Соль Вычегодская, Тотьма), в Олонецком крае и на Урале (где в 1700 построен первый в России крупный горный завод на р. Нейва). Наряду с железоделательными горными заводами на Урале строились медеплавильные горные заводы, этот регион становился главным металлургическим центром страны, оказавшим влияние на освоение рудных богатств Алтая и Забайкалья. К 1750 в России имелось 72 железоделательных и 29 медеплавильных горных заводов, которые производили 32 тысяч т чугуна и 800 т меди ежегодно. На рубеже 18-19 вв. в стране насчитывалось 200 горных заводов и выплавлялось 160 тысяч т чугуна. В больших масштабах в 1-й половине 18 в. велась добыча соли в северных районах, в Предуралье и на Урале, в районе Астрахани. Введение в 1705 соляной монополии укрепило положение казённых соляных предприятий.

В 1-й половине 19 в. продолжался процесс развития в недрах феодального строя новых капиталистических отношений. Внешнеторговый оборот России за 1-ю половину 19 в. вырос в 3,5 раза, начался ввоз машин, строились пароходы и железные дороги, что стимулировало развитие материально-сырьевой базы (карта) и создание крупных горнозаводских центров (карта).

В начале 19 в. ведущим центром добычи полиметаллических руд (серебра, олова, свинца, цинка, меди) оставался Алтай, одновременно формировался центр добычи руд цветных металлов в Забайкалье (серебро, цинк, свинец, олово). Основными районами добычи золота стали Урал и Восточная Сибирь, а в 30-40-х гг. — Западная Сибирь и Забайкалье. В середине 19 в. Россия давала 40% добычи золота в мире. К концу 20-х гг. в крупных масштабах ведётся добыча платины на Урале.

Период капитализма ознаменовался переворотом в горнозаводской промышленности. Характерной чертой стало бурное развитие топливной промышленности. Возникали крупные капиталистические горные предприятия по добыче нефти (Баку), угля (Донбасс), железной руды (Кривой Рог). Темпы роста горной промышленности достигали в отдельные годы 11%. Высокие прибыли (до 30%) способствовали притоку иностранного капитала в горную промышленность (58% в 1890, 70% в 1900). Во 2-й половине 19 в. произошло отделение рудной базы от топливной. Это позволило строить крупные металлургические заводы на привозном сырье и формировать новую структуру производства, которая была экономически более рациональной. Развитие обогащения полезных ископаемых привело к резкому снижению требований к полезным ископаемым (по содержанию металла и вредных примесей), позволило осваивать ранее невыгодные месторождения. Это в свою очередь стимулировало приобретение шахтами, карьерами, приисками, нефтяными промыслами нового технологического оборудования. Паровые машины буровых установок на нефтяных промыслах Баку, дражная разработка золотых россыпей на Лене, паровые экскаваторы на карьерах Кривого Рога были характерны для крупных горных предприятий, но и на них многие процессы выполнялись с использованием дешёвого труда горнорабочих, для которых лопата, лом, кайло, ручной бур оставались основными орудиями труда. На подавляющем большинстве мелких карьеров, шахт, приисков техническая оснащённость была крайне низкой.

Становлению отраслей горной промышленности в этот период способствовало внедрение принципиально новой технологии выплавки металлов, широкое внедрение паровых машин на угольном топливе, развитие железнодорожных и пароходных сообщений. Мелкие горнозаводские предприятия становились нерентабельными. Горное дело развивалось в тесной связи с металлургией (были введены в разработку руды с большим содержанием серы и фосфора), транспортом (железные дороги стали главными потребителями металла и каменного угля, позволили географически отделить рудную базу от топливной), машиностроением (механизация горных работ), энергетикой (внедрение паровых, а затем электрических установок для бурения на нефть, шахтного подъёма, водоотлива, привода горных механизмов и машин). На юге России формировался крупный горно-металлургический центр на основе каменных углей Донбасса и железных руд Кривбасса. Становлению Донбасса как важного горнопромышленного района по добыче угля во многом способствовало и развитие пароходства на Чёрном море. Интенсивное строительство железных дорог также стимулировало увеличение добычи каменного угля. По строительству железных дорог юг России занимал 1-е место в стране (длина рельсовых путей в 1861-79 увеличилась здесь в 15,6 раза, в среднем по России в 10,8 раза). В 1855-79 добыча угля в Донбассе увеличилась в 15 раз, причём сами железные дороги потребляли около 63% всей добычи (конец 70-х гг.). Доля донецкого угля в общероссийской добыче возросла с 43% в 1880 до 69,5% в 1900. Начиная с конца 70-х гг. 19 в. создаются центры по добыче угля в Сибири (Кузбасс — 7,8 тысяч т в 1881, 18,4 тысяч т в 1891), на острове Сахалин (5,1 тысяч т в 1881, 17,2 тысяч т в 1891), в Грузии (3,5 тысяч т в 1889, 7,9 тысяч т в 1891, 25,8 тысяч т в 1893), в Казахстане (7,9 тысяч т в 1891), в Киевской губернии (10,8 тысяч т в 1891). Каждые 5 лет в 90-е гг. добыча угля в России увеличивалась вдвое, а за последние 40 лет 19 в. — в 54 раза. К концу 19 в. по добыче угля Россия занимала 7-е место в мире, в 1913 — 6-е (3% мировой добычи).

Основным центром добычи нефти был Бакинский район, где в 1900 извлекалось 95% нефти, около 4% добычи приходилось на Северный Кавказ, в небольших количествах нефть добывалась на Кубани и на р. Змба. В конце 19 в. в Бакинском районе эксплуатировалось свыше 1100 буровых скважин, переработка нефти велась на 100 заводах.

В 1900 залежи торфа разрабатывались в 45 губерниях (наибольшие объёмы добычи — в Московской, Владимирской, Нижегородской, Харьковской, Курской, Орловской, Рязанской, Тамбовской, Тверской, Новгородской губерниях). В 1913 в России было добыто 1,6 млн. т торфа.

До 60-х гг. 19 в. основным центром добычи железных руд оставался Урал, где выплавка чугуна базировалась на устаревшей заводской технике с использованием древесного угля, реже торфа. Крупной сырьевой базой металлургии, заводов на юге России (Екатеринославская губерния) стал Криворожский железорудный бассейн (массовое освоение с 1881). В 1900 в Кривбассе было получено свыше 57% общероссийской добычи железной руды.

Основным центром добычи марганцевых руд в России, обеспечивавшей ей в середине 19 в. монопольный экспорт этой руды на мировой рынок, был Чиатурский марганцевый бассейн. В небольших количествах марганцевая руда добывалась в Екатеринославской, Пермской и Оренбургской губерниях. По добыче марганцевой руды в 1901 Россия занимала 1-е место в мире (508,8 тысяч т).

Главные районы добычи руд в 19 в.: медные руды — Урал, Кавказ и Алтай; золото — Восточная Сибирь (70%), Урал (25%) и Западная Сибирь (5%); для извлечения золота ежегодно (конец 19 в.) промывалось 24 млн. т песков, на приисках работало 70 тысяч человек; платина — Урал (русская платина во 2-й половине 19 в. вывозилась за рубеж и покрывала 90% мировой потребности в этом металле); серебряные руды — Алтай (свыше 70%), в меньших количествах Нерчинский округ, Южный Урал и Кавказ; полиметаллические руды — Донская область и Алагирский рудник на Кавказе. В России в 1888 добывалось 160 т ртути; 5 лет спустя добыча увеличилась до 192 т; наивысший объём добычи был достигнут в 1897- 615 т металла; основной объём добычи давал рудник "Никитовский" (Украина). Потребность России в олове ежегодно исчислялась в 4-5 тысяч т, а добыча не превышала 50 т в год. Кобальтовые руды добывались на Дашкесанском руднике (Кавказ): в 1901-211,2 т.

Крупных масштабов к началу 20 в. достиг соляной промысел. Добывались (1901) самосадочная (47,6% всей добычи), каменная (28,8%), выварочная (23,6%) соль. Основные районы добычи самосадочной соли — Астраханская (41%) и Таврическая (43%) губернии (озеро Баскунчак и озеро Сакское). Каменная соль добывалась в Екатеринославской губернии (Брянцевое месторождение, 83% всей добычи), а также в Оренбургской губернии (Илецкое месторождение), в Армении, в Карской области, на острове Челекен (Каспийское море); выварочная соль — в основном в Пермской губернии (73%).

Cepa добывалась на Кавказе (разрабатывалось 3 месторождения) и в Ферганской области (3 месторождения). В 1900 было получено 1551,5 т чистой серы, в 1901 — 2430,8 т. Асбест добывался на Антонидинском, Вознесенском, Говорухинском и Щучьем рудниках (Пермская губ.); в 1900 добыто 3756,1 т. Месторождения фосфоритов разрабатывались в Подольской (70% добычи), Костромской (20%), а также Бессарабской и Смоленской губерниях; всего было получено 21 тысяча т. (1901). В значительных количествах добывалась огнеупорная глина (свыше 240 тысяч т, 1901): в основном в Екатеринославской губернии (свыше 50%), на Урале (20%), а также в Черниговской, Киевской, Херсонской и Волынской губерниях. Для дорожного строительства разрабатывались месторождения асфальта (в основном в Симбирской губернии, деревне Бахилово).

Нерудные строительные материалы (известняк, песок, песчаник, гранит, мрамор, доломит, мел и др.) добывались на мелких карьерах, в так называемых каменоломнях (свыше 3500 предприятий), на сумму свыше 4 млн. руб. в год. С 1889 начало разрабатываться крупнейшее месторождение асбеста — Баженовское (в Екатеринбургской губернии). В конце 19 в. в России ежегодно производилось 3,2 млн. т цемента, в основном в Московской губернии, на Черноморском побережье и в Прибалтике. Сырьевой базой служили высококачественные залежи карбонатных пород.

 Перед 1-й мировой войной в горной промышленности России было занято около 700 тысяч рабочих, главным образом на Украине (236 тысяч) и Урале (208 тысяч); в Восточной Сибири (54 тысяч), Подмосковье (47 тысяч), на Кавказе (46 тысяч), на северо-западе России (25 тысяч) и в Западной Сибири (28 тысяч).

Благодаря развитию геологоразведочных работ была создана минерально-сырьевая база в Европейской части страны, на Кавказе, Урале, Алтае и в Забайкалье. Другие районы страны оставались малоизученными. В эксплуатацию вовлекались, как правило, месторождения с богатыми рудами, неглубокого залегания.

Рост объёмов добычи в 19 — начале 20 вв. для большинства полезных ископаемых носил неравномерный характер; наивысшие показатели для многих из них были достигнуты в 1913 (табл. 4). Тенденция уменьшения объёмов горного производства, вызванная 1-й мировой войной, продолжалась до начала 20-х гг. 20 в., когда в результате Гражданской войны и военной интервенции были разрушены или прекратили существование многих горных предприятий. О развитии горного дела в дореволюционный период смотреть также в статьях, посвященных союзным республикам.

13. Горнодобывающая промышленность CCCP.

В первые годы существования Советского государства в ряду первоочередных стали вопросы восстановления предприятий горнодобывающей промышленности и обеспечения страны топливом и металлом. В июне 1918 был принят подписанный В. И. Лениным декрет Совнаркома о национализации всех крупнейших предприятий, добывающих сырьё. Придавая важное значение изучению и освоению природных богатств, Ленин считал необходимым самостоятельно снабдить страну всеми главнейшими видами сырья для промышленности. Первая смета расходов Геологического комитета была утверждена 30 апреля 1918 на заседании Совнаркома под председательством Ленина. В мае 1918 в составе горного управления BCHX был создан сектор разведки и учёта полезных ископаемых, преобразованный в 1919 в Центральное управление промышленных разведок (ЦУПР). Декретами Совнаркома были созданы Главные нефтяные и угольные комитеты, Главные комитеты соли и минеральных источников и др. Разработанным в 1920 под руководителям Ленина планом ГОЭЛРО — первым перспективным планом восстановления и последующего развития народное хозяйства страны — наряду с развитием электрификации предусматривалось осуществление мер по росту добычи угля, нефти, железной руды, по увеличению выплавки чугуна, стали, меди, других металлов. Учитывая значение топливной и металлургической промышленности, 12-й съезд РКП(б), состоявшийся в 1923, определил в своих решениях: "Уголь, нефть, металл — вот те отрасли промышленности, успехи которых действительно обеспечат и хозяйственное процветание республики и её внешнюю безопасность". Наиболее быстрыми темпами в середине 20-х гг. развивались добыча топлива, производство металла, машиностроение. В 1930 было принято решение о создании на востоке страны второй угольно-металлургической базы, именовавшейся "Урало-Кузбасс".

 Добывающие и перерабатывающие минеральное сырьё отрасли промышленности CCCP добились в предвоенный период значительных результатов (табл. 5).

За 12 лет трёх первых неполных пятилеток (1929-32, 1933-37 и 1938-40) добыча угля в CCCP увеличилась в 4,7 раза, добыча нефти — в 2,7, природного газа — в 10, железной руды — почти в 5, марганцевой руды — в 3,7 раза, выплавка чугуна — в 4,5 и стали — в 4,7 раза, производство минеральных удобрений — в 23 и цемента — в 3 раза. Значительно возрос выпуск меди, свинца, цинка, олова; было организовано производство алюминия, никеля, кобальта, вольфрама, молибдена. Главенствующее место в структуре топливного баланса страны в предвоенные годы принадлежало минеральным видам топлива — 85,6% (доля угля составляла 59,1%, горючих сланцев и торфа 6%, нефти и газа 20,5%), однако значительное место занимало ещё и дровяное топливо — 14,4%. Возросло значение восточных районов страны, на долю которых в 1940 приходилось почти 36% союзной добычи угля, около 12% нефти, 28,8% железной руды, 24,5% выжига кокса, 28,9% выплавки чугуна и 32,2% стали, значительная часть добычи и производства цветных и легирующих металлов.

В годы Великой Отечественной войны, когда основные топливные и металлургические базы, расположенные на Украине и в западных районах РСФСР, были временно оккупированы, решающее значение для экономики и оборонной промышленности имели горнорудные предприятия восточных районов страны. При общем сокращении объёмов добычи и производства в целом по стране, в критический для экономики CCCP 1942 год доля восточных районов в общесоюзном производстве возросла: в добыче угля до 81,8%, железной руды свыше 95% и марганцевой свыше 80%, в производстве кокса почти до 99%, в выплавке чугуна до 97,4% и стали до 88,6%, в добыче нефти почти до 20% (на протяжении всей войны основными поставщиками нефти оставались нефтепромыслы Азербайджанской ССР). В последующие годы войны уровень добычи и производства топлива и металла стали постепенно увеличиваться (табл. 6).

 За годы войны разрушено около 32 тысяч заводов и фабрик, затоплено и взорвано 1135 шахт, на металлургических предприятиях были приведены в негодность доменные и мартеновские печи, коксовые батареи, подверглись полному разрушению нефтяные промыслы Северного Кавказа. В относительно короткие сроки были восстановлены все важнейшие отрасли народного хозяйства и созданы предпосылки для последующего развития экономики страны. К концу 1-й послевоенной пятилетки (1946-50) был не только восстановлен, но и превзойдён довоенный уровень добычи и производства топлива и металла (1950): добыча угля достигла 261 млн. т, нефти — 37,9 млн. т, железной руды — 39,7 млн. т, выплавка чугуна — 19,2 млн. т, стали — 27,3 млн. т, цемента — 10,2 млн. т.

В течение 5-го пятилетнего плана (1951-55) значительно увеличилась добыча нефти, особенно в Татарии и Башкирии, вводились в эксплуатацию новые нефтяные месторождения в Азербайджанской ССР, в том числе морские; быстро росла добыча природного газа; продолжала развиваться угольная промышленность, в первую очередь за счёт роста угледобычи в Донбассе, Кузбассе, Карагандинском и Печорском бассейнах; значительно расширилась рудно-сырьевая база чёрной металлургии; возросли масштабы разработки месторождений Кривого Рога, металлургия Урала стала снабжаться рудой из разведанных Соколовско-Сарбайских месторождений, начато промышленное освоение KMA, развернулось строительство Карагандинского металлургического завода; в химической промышленности начиналось использование в качестве сырья природного и попутного нефтяного газа. В начале 1959 был принят новый народно-хозяйственный план на 7 лет (1959-65), в итоге выполнения которого высокого уровня развития достигла энергетика, нефтяная, газовая и химическая промышленность.

 В ходе исполнения 8-го (1966-70) и 9-го (1971-75) пятилетних планов продолжалось создание новой сырьевой базы нефти и газа в Западной Сибири, осваивались новые нефтегазовые месторождения Оренбургской области, Коми ACCP, Узбекской CCP и Туркменской CCP; создавалась крупная железорудная база чёрной металлургии на месторождениях KMA, строились алюминиевые заводы. В Европейской части страны, где ресурсы топлива ограничены, началось сооружение атомных электростанций. В течение 10-й (1976-80) и 11-й (1981-85) пятилеток была сформирована устойчивая сырьевая база по добыче нефти и газа в Западной Сибири, развёрнуты работы по созданию Оренбургского газового комплекса, Экибастузского, Канско-Ачинского и других топливно-энергетических комплексов, освоению Южно-Якутского угольного бассейна и увеличению добычи угля в Кузбассе, развитию рудно-сырьевых баз чёрной и цветной металлургии. Это послужило основой увеличения объёмов добычи минерального сырья и производства важнейших видов промышленной продукции в стране (табл. 7).

Темпы роста добычи важнейших видов минерального сырья и производства из него сырьевых материалов были в послевоенные десятилетия значительными. Коренным образом изменилась структура топливных ресурсов страны: удельный вес минеральных видов топлива достиг к 1987 99% против 85,6% в 1940, а доля дровяного топлива сократилась с 14,4 до 1,1% (табл. 8).

Наряду с увеличением объёмов добычи полезных ископаемых с середины 70-х гг. стали нарастать определённые трудности: на темпах роста добычи различных видов минерального сырья стало сказываться постоянное увеличение глубин добычи, сокращение запасов сырья в богатых месторождениях вследствие их длительной эксплуатации, значительное увеличение объёмов горной массы, извлекаемой из недр в процессе добычи углей, чёрных и цветных металлов, нерудного сырья, перемещение добывающих отраслей в труднодоступные и необжитые северные и восточные районы страны. Все эти негативные факторы привели к значительному росту затрат на добычу минерального сырья, которые в 1985 составили более половины всех затрат на производство общественного продукта страны. Эти отрасли стали самыми капиталоёмкими и трудоёмкими, а отдельные предприятия этой группы отраслей — убыточными. В связи с этим возникла необходимость перехода к активной ресурсосберегающей политике. Согласно принятыми в стране "Основными направлениями экономического и социального развития CCCP" (1986) определено, что в период до 2000 энергоёмкость национального дохода страны должна быть снижена не менее чем в 1,4 раза и металлоёмкость его почти в 2 раза. Одновременно установлено, что ресурсосбережение должно быть превращено в решающий источник удовлетворения растущих потребностей народного хозяйства: прирост потребностей в топливе, энергии, сырье и материалах должен на 75-80% удовлетворяться за счёт их экономии. Должно быть обеспечено рациональное расходование всех видов ресурсов, снижение их потерь, переход к ресурсосберегающим и безотходным технологиям, использование вторичных ресурсов и отходов производства.

 В целях обеспечения коренного технического перевооружения базовых отраслей тяжёлой индустрии, к числу которых относятся отрасли топливно-энергетического комплекса, чёрная и цветная металлургия, предусмотрено развитие для них машиностроения: выпуск горного оборудования, преимущественно большой единичной мощности с применением гидравлики; изготовление высокопроизводительных механизированных комплексов и самоходного оборудования для проходческих и очистных работ в горнодобывающих отраслях, шагающих экскаваторов и других новых прогрессивных видов оборудования большой мощности для добычи угля, специального оборудования для обогащения слабоокисленных руд; создание и освоение производства агломерационных машин с большой площадью спекания, конвертеров с комбинированной продувкой и высокопроизводительных машин непрерывной разливки стали; выпуск высококачественного нефтепромыслового, бурового и геологоразведочного оборудования, производство комплексов газо- и нефтеперерабатывающего и промыслового оборудования для освоения месторождений с высоким содержанием агрессивных компонентов.

В предстоящий период намечено использовать нетрадиционные возобновляемые источники энергии и вторичные энергетические ресурсы. Для сохранения достигнутых уровней добычи нефти продолжается развитие нефтяной промышленности в Западной Сибири, Казахстанской CCP и на севере Европейской части страны; намечено приступить к промышленной разработке глубокозалегающих нефтяных месторождений в Прикаспийской низменности, ускорить освоение нефтегазовых месторождений на континентальном шельфе и формирование необходимой для этого производственно-технической базы; предусмотрено повышение эффективности добычи нефти за счёт применения рациональных систем разработки месторождений, совершенствования технологии буровых работ, улучшения их технического оснащения, широкого внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи пластов и использования прогрессивных технологических процессов. Для увеличения добычи газа намечено ускорить вовлечение в разработку Ямбургского, Карачаганакского, Астраханского и других газоконденсатных месторождений, осуществить работы, связанные с организацией добычи газа на полуострове Ямал, а также начать промышленную эксплуатацию месторождений Прикаспийской низменности с созданием на их базе крупнотоннажного газохимического производства. Установлено задание по доведению использования попутного нефтяного газа не менее чем до 90%. Для увеличения добычи угля предусмотрено дальнейшее освоение и развитие Кузнецкого, Экибастузского, Канско-Ачинского, других угольных бассейнов Восточной и Южной Сибири и Дальнего Востока, а также продолжение технического перевооружения и реконструкции предприятий Донецкого угольного бассейна. Установлены задания по улучшению качества угля, увеличению объёмов его обогащения, по опережающему развитию добычи угля прогрессивными способами.

Морской промыселшахта Воргашерскаядобыча нефти в Коми АССРПредусмотрено дальнейшее наращивание производственного потенциала и освоение природных ресурсов в восточных районах страны, вовлечение в хозяйственный оборот наиболее эффективных ресурсов Севера. В РСФСР намечено: дальнейшее развитие Тимано-Печорского территориально-производственного комплекса, в том числе строительство угольных шахт, ввод в разработку новых месторождений нефти, организация подготовительных работ, связанных с добычей бокситов и титановых руд; более комплексное использование полезных ископаемых Кольского полуострова; создание новых мощностей по добыче и обогащению железной руды в KMA с одновременным использованием вскрышных пород и отходов горно-обогатительных предприятий; ввод в действие мощностей по добыче и переработке газа, конденсата и по производству серы в промышленном узле, формирующемся на базе Астраханского газоконденсатного месторождения; усиление работ по наращиванию в Сибири мощностей топливно-энергетической базы, продолжение формирования Западносибирского территориально- производственного комплекса, усиление разведки, обустройства и освоения нефтяных и газовых месторождений в этом регионе; строительство магистральных газопроводов в Европейскую часть страны и в южные районы Сибири; ускорение строительства и реконструкции угольных предприятий Кузбасса; формирование Канско-Ачинского территориально- производственного комплекса, строительство в бассейне новых угольных разрезов; ввод в действие мощностей на строящихся предприятиях Саянского территориально-производственного комплекса, освоение Горевского и начало освоения Озёрного полиметаллического месторождения, строительство Тугнуйского и увеличение мощности Харанорского угольных разрезов; ввод в постоянную эксплуатацию БАМа на всём его протяжении и организация промышленно хозяйственно освоения зоны БАМа; продолжение формирования Южно-Якутского территориально-производственного комплекса; проведение подготовительных работ по созданию металлургии, базы на Дальнем Востоке с использованием местных коксующихся углей и железных руд; увеличение добычи цветных и редких металлов на Дальнем Востоке, опережающее развитие в этом районе топливной промышленности, завершение строительства Депутатского ГОКа в Якутской ACCP. В УССР предусматривается реконструкция и техническое перевооружение предприятий угольной промышленности и чёрной металлургии (в первую очередь в Донбассе). В Узбекской CCP намечен ввод в действие мощности на Ангренском угольном разрезе, увеличение производства серной кислоты. В Казахской CCP предусматривается дальнейшее развитие топливно-энергетического комплекса, чёрной и цветной металлургии; продолжение формирования Павлодар-Экибастузского территориально-производственного комплекса, увеличение добычи угля в Экибастузском бассейне начало освоения Майкюбенского угольного месторождения; ускоренное освоение Тенгизского нефтяного и Карачаганакского (газоконденсатного) месторождений; увеличение добычи и переработки руд на Жайремском горно-обогатительном и Джезказганском горно-металлургическом комбинатах, освоение месторождения Шалкийское; строительство Бакырчикского горно-металлургического, Кайрактинского вольфрамового, Коктенкольского молибденового и Бозшакольского медного ГОКов. В Грузинской CCP намечена реконструкция Руставского металлургического завода. В Азербайджанской ССР предусматривается расширение разведочного и эксплуатационного бурения на нефть в Каспийском море, в западном и центральном районах республики. В Киргизской CCP планируется ускоренное развитие цветной металлургии. В Таджикской CCP предусмотрено дальнейшее развитие Южно-Таджикского территориально-производственного комплекса, продолжение сооружения Яванского электрохимического и завершения строительства Таджикистанского алюминиевого заводов. В Армянской ССР намечено провести реконструкцию и расширение ряда действующих предприятий цветной металлургии. В Туркменской CCP предусматривается дальнейшее увеличение добычи газа, производства минеральных удобрений, геологоразведочных работ на нефть и газ.

14. Охрана окружающей среды.

Усинское месторождение - комплексная подготовка нефтипогрузка бокситовОптимизация среды обитания и сведение к минимуму отрицательного влияния различных воздействий на здоровье людей и природно-ресурсный потенциал страны возведены в ранг высшего закона страны (ст. 18 Конституции CCCP).

Первые письменные законодательные акты по охране природы в России датируются 11-12 вв. "Русской правдой" Ярослава Мудрого ограничивалась добыча зверей и птиц. В 13 в. учреждались заповедные леса военного значения, где запрещалась вырубка и прокладывание дорог. Общегосударственные мероприятия по охране природы были предусмотрены указами Петра I. Они включали охрану лесов по берегам рек в 20-50-вёрстной полосе, охрану чистоты воды в Неве, некоторых других реках, каналах, гаванях. В 1805 основано Московское общество испытателей природы.

В конце 19 в. на пахотных угодьях России, особенно в чернозёмной зоне, фиксировалась чрезмерная по скорости плоскостная и овражная эрозия, а в засушливых районах ускоренная дефляция (развевание почвы). Особенно сильная засуха и чёрные бури в 1891 стали поводом к разработке В. В. Докучаевым комплекса почвоохранных мер, опубликованных в книге "Наши степи прежде и теперь" (1892). В 1912 при Pycском географическом обществе создана постоянная природоохранная комиссия. В 1917 при Ассоциации русских естествоиспытателей и врачей был организован Союз охраны природы.

Серьёзные усилия с целью упорядочения природопользования предприняты в первые годы Советской власти. В. И. Ленин указывал на необходимость соблюдения научно-технических правил при эксплуатации природных ресурсов, комплексного их использования и непримиримости в борьбе с расхитителями природных богатств. В связи с этим было разработано около 100 природоохранных документов. В 1923 организован Всероссийский комитет по охране природы, в 1924 — Всероссийское общество охраны природы. Великая Отечественная война привела к значительному истощению ряда природных ресурсов (биологических, земельных и других, а также стратегических видов полезных ископаемых).

В послевоенное время на основании законов CCCP и союзных республик (1957-63 гг.), а также серии постановлений ЦК КПСС и Совета Министров CCCP (в особенности 1972 и 1978 гг.) предпринимались меры по нейтрализации последствий быстро растущего антропогенного воздействия на природную среду. Однако добиться серьёзных успехов в этом не представлялось возможным, т. к. ухудшение экологической обстановки в стране было связано преимущественно с деструктивным действием ряда политических и социально-экономических факторов.

плавучая буровая установкаугольный разрез в ХакассииСреди главных причин нарушения экологического равновесия выделяются: бесплатное и расточительное использование природных ресурсов ведомствами; экстенсивный путь развития экономики; ведомственное хозяйствование; остаточный принцип финансирования экологических мероприятий (вначале получения продукции, потом охрана природы); недооценка экологических ограничений развития (экологическая экспертиза проводилась часто в стадии реализации проекта); разработка территории комплексных схем охраны природы большей частью в рамках административного подразделения, а не для естественной территории или территориально-акваториального звена биосферы; осуществление ведомствами ряда гигантских проектов преобразования природы и строек (каскады водохранилищ на равнинных реках, освоение целины и т.п.); развитие дорогостоящего военно-промышленного комплекса; отсутствие гласности в стране, в частности в сфере экологии; невозможность до 1985 какого-либо влияния общественности на принятие решений в сфере природопользования.

В наследство от периода "покорения природы" страна получила промышленность, выпускающую преимущественно средства производства и поэтому поглощающую в повышенном количестве сырьё и энергию. По этой же причине велик выход отходов. Экологические кондиции многих предприятий и транспортных средств далеки от мировых стандартов. Заводы страны недостаточно обеспечены сооружениями по очистке стоков и особенно отходящих газов, несмотря на непрерывное наращивание их мощностей. Мало приспособлена промышленность для переработки вторичных ресурсов. В крупных городах среди факторов загрязнения воздуха на первом месте, как правило, стоит автотранспорт. Серьёзную потенциальную опасность радиоактивного загрязнения представляют малейшие нарушения в строительстве и эксплуатации АЭС.

Наряду со строительством полезных рукотворных озёр в стране созданы экологически ущербные крупные равнинные водохранилища, затопившие многие млн. га продуктивных земель и оказывающие вредное влияние на здоровье людей (например, незамерзающий Енисей в нижнем бьефе ГЭС у Красноярска — причина участившихся зимних смогов, провоцирующих и обостряющих респираторные и другие хронические заболевания у жителей города, особенно детей). Негативную роль в ухудшении состояния сельскохозяйственных земель сыграл административно-командный стиль управления, часто шедший вразрез с элементарными экологическими нормами. Отрицательно сказалась на состоянии земель неверная стратегия Министерства мелиорации и водного хозяйства CCCP, сделавшего упор на гидромелиорацию и мало практиковавшего 35-40 видов "сухих" мелиоративных мероприятий. Общие затраты Минводхоза CCCP за 1966-85 составили 130,5 млрд. руб.; из них в 11-й пятилетке лишь 1 млрд. — на сухие мелиорации. За указанные 15 лет введено 11,7 млн. га орошаемых и 11,5 млн. га осушенных земель; из-за плохого качества работ их выбыло из оборота 2,9 млн. га и 4,3 млн. га соответственно. Продукция с гидромелиорированных земель, как правило, слишком дорога, например себестоимость пшеницы в 3 раза выше установленной закупочной цены. В дополнение к снижению продуктивности почв в районах неполивного земледелия, к общим потерям пахотных угодий на юге страны широкомасштабное орошение в совокупности с отсталой водорасточительной технологией подачи воды на поля привело к дефициту водных ресурсов и вторичному засолению почв. В январе 1988 ЦК КПСС и Совет Министров CCCP приняли постанвление "О коренной перестройке дела охраны природы в стране". В целях совершенствования системы управления охраной природы и регулирования использования природных ресурсов образован союзно-республиканский Государственный комитет CCCP по охране природы (Госкомприрода CCCP); этому комитету подчинена единая система государственных комитетов союзных республик по охране природы и органов этих комитетов в краях, областях, автономных республиках и округах, районах и городах.

Охрана атмосферного воздуха. "Закон об охране атмосферного воздуха" (1980) предписывает оценивать состояние воздушного бассейна CCCP по нормативам предельно-допустимых концентраций (ПДК) и уровням вредных физических воздействий на него. Установлены также нормативы предельно-допустимых выбросов (ПДВ) и определены правила контроля над стационарными и подвижными установками, загрязняющими воздух.

газоперерабатывающий завод в Ханты-Мансийскегазопровод Уренгой-ЦентрОхрана атмосферного воздуха на основе мониторинга его состояния проводится в 450 городах CCCP. Выброс вредных веществ в атмосферу от стационарных источников и автотранспорта в конце 80-х гг. превысил 100 млн. т. Примерно в 100 городах загрязнение воздуха в отдельные дни превышало ПДК в 10 и более раз.

Статья 17 "Закона об охране атмосферного воздуха" регулирует выполнение требований по охране атмосферного воздуха при добыче полезных ископаемых, размещении и эксплуатации террикоников и отвалов. При проведении горном работ происходит загрязнение атмосферного воздуха пылью и тредными газами, поступающими из горных выработок (см. Атмосфера). Мерами противодействия являются Пылеподавление и Пылеулавливание, применение различных газоочистных установок и другие методы. Так, для снижения загрязнения воздуха выхлопными газами карьерные самосвалы и другая техника снабжаются Газоочистителями- нейтрализаторами. Осуществляется также пожарная профилактика карьеров и породных отвалов. Загрязнение окружающей среды при добыче нефти и природного газа происходит, как правило, из-за нарушений нормативов технологий строительства и эксплуатации нефтяных и газовых объектов. Особенно опасны нарушения технологии эксплуатации месторождений, содержащих повышенные концентрации Н2S, CO2, SO2, меркаптанов, сероорганики. Оборудование для них изготовляется из коррозионно-устойчивых к данным веществам сплавов, герметизация лифтовой колонны обеспечивается пакерами.

Охрана вод. Порядок рационального использования ресурсов и охраны вод в CCCP регламентируется "Основами водного законодательства Союза CCP и союзных республик" (1970) и республиканскими водными кодексами.

Охрана морской среды в CCCP регулируется рядом нормативных актов, в частности указом Президиума Верхнего Совета CCCP об усилении ответственности за загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей и для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами (1980). Важное значение имеет постановление Совета Министров CCCP "О порядке проведения работ на континентальном шельфе CCCP и охране его естественных богатств" (1969). Имеются нормативные акты, относящиеся к конкретным акваториям: постановление Совета Министров CCCP "О мерах по предотвращению загрязнения Каспийского моря" (1968); постановление ЦК КПСС и Совета Министров CCCP "О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов Чёрного и Азовского морей" (1976); "О мерах по усилению охраны от загрязнения бассейна Балтийского моря" (1976).

В 1986 в водоёмы страны сброшено 15 млрд. м3 сточных вод, загрязнённых сверх допустимых норм, а 6,5 млрд. м3 вообще без всякой очистки. В ряде крупных рек (Обь, Иртыш, Кама, Дон, Кубань) в 80-е гг. качество воды ухудшилось. Из-за промышленного загрязнения возникла опасность качественного истощения воды в Байкале и Ладожском озере. От состояния последнего зависит водоснабжение Ленинграда. В Приаралье из-за полного потребления стока Сырдарьи и большей части стока Амударьи уровень Арала снизился на 12,5 м, а его площадь сократилась на 25 тысяч км2, т.е. примерно на 40%. Водоём почти полностью утратил рыбохозяйственное значение. Антропогенная регрессия моря вызвала опустынивание обширной территории: усилилась засушливость и континентальность климата, ухудшилось состояние почвенного и растительное покрова. Ежегодно с осушенного дна моря в атмосферу поднимается от 15 до 75 млн. т солёной пыли, наносящей вред полям и пастбищам. Остро стоит проблема водоснабжения из-за высокой минерализации воды в низовьях Амударьи (1,5 г/л) и Сырдарьи (2,5 г/л), а также выхода из строя ряда месторождений пресных подземных вод, загрязнения подземных и поверхностных вод пестицидами и удобрениями. Ухудшившиеся экологические условия привели к росту заболеваемости населения. Для улучшения ситуации в водосборном бассейне Аральского моря правительств, комиссией рекомендовано создать бассейновые управления союзного подчинения рек Амударья и Сырдарья. Остро стоит вопрос восстановления уровня и качества воды в Севане, Иссык-Куле и Балхаше.

Мероприятия по охране вод направлены на предупреждение их загрязнения, истощения водных ресурсов, улучшение состояния водных объектов. С этой целью при эксплуатации месторождений полезных ископаемых производится максимальное отделение промышленного водооборота от природного путём изоляции карьерного (шахтного) поля от подземных и поверхностных вод. Это достигается применением противофильтрационных завес, позволяющих: уменьшить или предотвратить водопритоки в зону горных работ и соответственно сократить объёмы дренажных вод, сбрасываемых в открытые водоёмы и водотоки; сохранить ресурсы подземных вод в прилегающем к месторождению районе и естественный режим подземных вод. Экономия водных ресурсов достигается использованием водооборотных систем на горных и других промышленных предприятиях путём эффективной очистки сточных вод (см. Очистка вод) и снижения водоёмкости горного производства. Сточные воды, повторное использование или очистка которых нецелесообразны, подвергаются подземному захоронению.

Охрана поверхностных вод включает также мероприятия по сбережению и восстановлению лесов на территории речных водосборов, по берегам рек, озёр и водохранилищ. Для 2000 водных объектов CCCP проводится мониторинг качества воды. Содержание отдельных химических ингредиентов в питьевой воде лимитируется нормативами предельно допустимых концентраций, принятыми Министерством здравоохранения CCCP.

Специфика охраны подземных вод определяется гидрогеологическими Санитарно-гигиеническими условиями района, в котором расположен действующий водозабор. Согласно "Инструкции по установлению зон санитарной охраны хозяйственно-питьевых водопроводов с подземным источником водоснабжения" на каждом водозаборном сооружении устанавливаются 2 пояса санитарной охраны: 1-й — зона строгого режима и 2-й — зона ограничений. При искусственном пополнении запасов подземных вод в зону санитарной охраны включаются: водозаборы на открытых источниках, используемые для пополнения запасов подземных вод (бассейны, отстойники, каналы и т.п.); водозаборы подземных вод, водоводы, насосные станции, установки для обработки воды. Охране месторождений минеральных лечебных вод уделяется особое внимание. В районах курортов устанавливаются зонируемые округа санитарной охраны. Для наблюдения за режимом и составом подземных вод в CCCP создана специальная региональная сеть, включающая 32 000 опорных пунктов. В середине 80-х гг. разработаны постоянно действующие имитационные модели артезианских бассейнов крупных регионов и городов (Крыма, Московского артезианского бассейна и др.), что позволяет обосновывать локальные и региональные схемы многовариантного рационального использования и охраны подземных вод.

Охрана земель. В "Основах законодательства Союза CCP и союзных республик о Земле" (1990) регламентируется использование и охрана земельных ресурсов. Общая площадь сельскохозяйственных земель, где требуется проведение противоэрозионных мероприятий, составляет 325 млн. га (т. е. свыше половины). Пахотные земли страны ежегодно теряют от смыва 1,6 млрд. т почвы, прирост площади оврагов достигает 100 тысяч га. Около 11 млн. га земель испытывает неблагоприятное влияние переосушения, в том числе на объектах мелиорации больше 3 млн. га и прилегающих территории около 7 млн. га; менее 1 млн. га переосушено при открытых разработках и откачках подземных вод. В местах переосушения ухудшается продуктивность сельскохозяйственных угодий и лесов, так же как и на землях, подтопленных водохранилищами.

Таких земель только в РСФСР почти 1 млн. га. Около 80% орошаемых земель CCCP засолены в той или иной степени исходно или вторично (например, в РСФСР площадь засоленных сельскохозяйственных угодий превышает 8,5 млн. га).

Оформление передачи земельных участков в пользование горному предприятию регламентируется "Положениями о порядке возбуждения и рассмотрения ходатайств о предоставлении земельных участков", утверждёнными постановление Совета Министров союзных республик. Наибольшие нарушения земель происходят при открытом способе разработки месторождений, на долю которого в CCCP приходится свыше 75% объёма горного производства. Значительные площади нарушаются также при подземной добыче полезных ископаемых, при строительстве инженерных коммуникаций, особенно временных дорог. В угольной промышленности CCCP в результате деформаций земной поверхности шахтных полей и размещения породных отвалов нарушается 4,7 га на каждый млн. т добытого угля. Общая площадь земель, нарушенных при добыче полезных ископаемых и других воздействиях, около 3,5 млн. га, в том числе 1/3 — бывшие разработки торфа.

Для восстановления продуктивности и народно-хозяйственной ценности земель, нарушенных при разработке месторождений полезных ископаемых, и улучшения состояния окружающей среды выполняется комплекс рекультивационных работ (см. Рекультивация). В случае возможности оседания и провалов на подрабатываемой территории добыча полезных ископаемых ведётся с закладкой выработанного пространства.

С целью охраны районов с высокой активностью природных процессов, многие из которых носят катастрофический характер, в системе Министерства геологии CCCP реализуются программы "Аэрокосмический литомониторинг" и "Литомониторинг CCCP", проводятся работы также и в рамках международной программы "Охрана литосферы как компонента окружающей среды" (ОЛКОС) с использованием опорных баз Министерства геологии CCCP (Крым, центральные области РСФСР). В число мероприятий по предотвращению или смягчению последствий природных катастрофических процессов входят: проведение специальные районирования опасных территорий (сейсмического, лавинного, селевого и др.), разработка рекомендаций по сейсмостойкому, противолавинному, противоселевому строительству, обоснование и создание прогнозирующих систем и аппаратуры. В CCCP разработана и реализована система раннего предупреждения цунами, научно обоснованы и осуществлены системы противоселевых (Казахстан, Кавказ, Средняя Азия), противооползневых (Кавказ, Крым, Поволжье) и других мероприятий.

Большой комплекс берегоукрепительных, противооползневых, противоселевых и противолавинных мероприятий осуществляется во многих районах CCCP на основе результатов инженерно-геологических исследований. Противопаводковая защита обеспечена большим количеством гидротехнических сооружений на реках CCCP, а также соответствующими мерами по сохранению и восстановлению водоохранных лесов.

Охрана лесов и других биологических ресурсов. Порядок охраны и использования лесов определён "Основами лесного законодательства Союза CCP и союзных республик" (1977), республиканскими лесными кодексами. Государственный комитет CCCP по лесному хозяйству и его предприятия осуществляют заготовку древесины, лесовосстановительные работы, мероприятия по повышению качества и продуктивности лесов (например, рубку ухода, осушение переувлажнённых территорий), охрану лесов от пожаров (создание противопожарных барьеров и др.), борьбу с вредителями и болезнями древесных растений.

В обязанности предприятий горнодобывающей промышленности входит своевременное и качественное восстановление лесных угодий, нарушенных горными работами, снижение загрязнения атмосферы, воды и почвы промышленными выбросами в районах размещения лесных массивов, предупреждение лесных пожаров и других мероприятий.

Охрана животного и растительного мира в CCCP, их защита от различных пагубно влияющих производственных процессов, от воздействий, ведущих к ухудшению среды обитания, регламентируются "Законом об охране и использовании животного мира" (1980) и другими актами. Охрана природного сообщественного видового многообразия и отдельных видов животных и растений, сохранение их генофонда осуществляется на основе расширения сети национальных парков, заповедников, заказников, проведения биотехнических мероприятий. Так, к началу 1987 в стране насчитывалось 155 заповедников и заповедно-охотничьих хозяйств общей площадью свыше 15 млн. га. Защита редких и вымирающих представителей фауны и флоры ведётся на основе данных, систематизируемых в Красных книгах CCCP и союзных республик.

Охрана недр. В "Основах законодательства Союза CCP и союзных республик о недрах" (1975) сказано, что пользователи недр обязаны обеспечивать: полноту геологического изучения, рациональное, комплексное использование и охрану недр, безопасное ведение работ по использованию недр: охрану атмосферы, вод, земной поверхности и других объектов от вредного влияния работ, связанных с использованием недр; приведение нарушенных земельных участков в безопасное и пригодное в народном хозяйстве состояние. Указывается также на необходимость наиболее полного извлечения и рационального использования запасов основных и совместно с ними залегающих полезных ископаемых и содержащихся в них компонентов; при подземном хранении различных веществ, захоронении отходов и сбросе сточных вод обязательны меры по предотвращению загрязнения недр. Эффективность охраны недр достигается непрерывным совершенствованием способов наиболее полного извлечения полезных ископаемых, экономии сырья и энергии, а также использования вторичного сырья. Значительную роль играют производство искусственных минералов, замена природных материалов синтетическими, извлечение некоторых полезных ископаемых из высокоминерализованных вод и рассолов.

Природоохранное дело в CCCP находится в стадии обновления, готовится единая экологическая программа. В системе Академии Наук CCCP разрабатываются программы биосферных и экологических исследований на период до 2015. В Госкомприроде CCCP готовится к внедрению Государственная экоинформационная система (ГЭИС), которая на основе дистанционных и контрольных наземных наблюдений даст возможность синтезировать важнейшие данные о состоянии окружающей среды и передавать их любым пользователям для принятия необходимых решений и мер.

В стране проводятся в печати и на открытых собраниях обсуждения крупных проектов, экологического последствия которых не получают однозначной оценки учёных. После трагедии, вызванной аварией на Чернобыльской АЭС, высказываются предложения о размещении предприятий атомной энергетики в подземном пространстве, в частности в крупных отработанных карьерах, хотя и этот приём не является экологически безупречным. В CCCP для выемок глубины свыше 100 м пока не найдено применение, между тем их площадь достигла 95 тысяч га.

Заметное влияние на формирование экологического мировоззрения оказывают возникшие в 80-е годы Социально экологический союз, Экологический союз, Экологическое общество CCCP, Всесоюзное движение зелёных, Ассоциация содействия экологическим инициативам и ряд других общественных организаций. Расширяется международное сотрудничество в области экологии.

15. Горное машиностроение.

В CCCP производится оборудование для всех отраслей горнодобывающей промышленности. Основные машиностроительные предприятия, производящие оборудование для добычи полезных ископаемых открытым способом: ПО "Уралмаш" им. С. Орджоникидзе, ПО "Новокраматорский машиностроительной завод" им. В. И. Ленина, ПО "Крастяжмаш" (драглайны); ПО "Ижорский завод", ПО "Крастяжмаш" (карьерные механические и гидравлические лопаты); ПО "Новокраматорский машиностроительной завод" им. В. И. Ленина, ПО "Мариупольтяжмаш" им. 50-летия Октября, ПО "Донецкгормаш" им. ЛКСМУ (комплексы машин непрерывного действия: роторные экскаваторы, перегружатели, отвалообразователи, конвейеры, погрузочные устройства, бункеры-питатели, дробильно-конвейерные агрегаты); Барановский завод "Красный луч", Бузулукский завод тяжёлого машиностроения, Воронежский завод горно-обогатительного оборудования (ВЗГОО), Днепропетровский завод горно-шахтного оборудования (ЗГШО), Карпинский механический завод, Кыштымский машиностроительный завод им. М. И. Калинина (станки для бурения взрывных скважин); завод "Красный экскаватор" (г. Киев), Донецкий, Галичский, Саранский, Ташкентский, Ленинградский, Калининский, Ковровский, Дмитровский, Харьковский экскаваторные заводы, экскаваторный завод им. 50-летия CCCP (г. Кентау), завод "Рабочий металлист" (г. Кострома), Воронежский экскаваторный завод им. Коминтерна, Таллиннский экскаваторный завод им. 50-летия CCCP, Брянский завод дорожных машин им. 50-летия Великого Октября, Брянский завод ирригационных машин (универсальные одноковшовые, траншейные цепные и роторные экскаваторы); Иркутский завод тяжёлого машиностроения (драги); завод дорожных и строительных машин им. Колющенко (г. Челябинск), завод самоходных землеройных машин (г. Балаково), НПО "Дормашина" (г. Могилёв), Брянский завод дорожных машин им. 50-летия Великого Октября, ВПО "Кировский завод" (г. Ленинград), Чебоксарский завод промышленных тракторов, Челябинский тракторный завод им. В. И. Ленина, Харьковский тракторный завод, Минский завод "Ударник" (выемочно-транспортирующие машины: бульдозеры, скреперы, рыхлители, ковшовые погрузчики, грейдеры; колёсные и гусеничные тягачи для агрегатирования выемочно-транспортирующих машин); Белорусский, Минский, Кременчугский автомобильный заводы, Могилёвский завод подъёмно-транспортных машин (автосамосвалы); Днепропетровский и Новочеркасский электровозостроительный заводы (тяговые агрегаты); Калининградский вагоностроительный завод, Александровский машиностроительный завод (г. Александров), Краснолучский машиностроительный завод (Ворошиловградская область), Артёмовский машиностроительный завод (г. Артёмовск), Белохолуницкий машиностроительный завод, Сызранский завод тяжёлого машиностроения, Николаевский машиностроительный завод, НПО "Кран" (конвейеры). Основные машиностроительные предприятия, выпускающие оборудование для добычи полезных ископаемых подземным способом: Горловский машиностроительный завод им. С. М. Кирова (комбайны очистные); Шахтинский машиностроительный завод (струговые установки); Дружковский им. 50-летия Советского Украины и Киселевский им. И. С. Черных машиностроительный заводы, Карагандинское объединение по производству горно-шахтного оборудования, Узловский машиностроительный завод им. И. И. Федунца, Каменский машиностроительный завод (механизированные крепи); машиностроительный завод им. Г. И. Петровского (гидрооборудование для механизированных комплексов), Горловский им. С. М. Кирова и Дружковский им. 50-летия Советской Украины машиностроительный заводы (агрегаты очистные щитовые); Скопинский машиностроительный завод, Харьковский "Свет шахтёра" и Ворошиловградский им. Пархоменко машиностроительный заводы (скребковые передвижные конвейеры); Копейский им. С. М. Кирова и Ясиноватский им. 60-летия CCCP машиностроительный заводы, Днепропетровский завод горно-шахтного оборудования (комбайны проходческие); Ясногорский, Копейский им. С. М. Кирова и Александровский машиностроительный заводы, Воронежский завод горно-обогатительного оборудования, Донецкий машиностроительный завод им. Ленинского комсомола Украины, Дарасунский завод горного оборудования (погрузочные и погрузочно-транспортное машины); машиностроительной завод "Пневматика", Новогорловский, Копейский, Анжерский и Благовещенский "Амурский металлист" машиностроительный заводы, завод горного оборудования "Коммунист", Карпинский, Кузнецкий, Краснолучский, Кыштымский им. М. И. Калинина машиностроительной заводы, Старооскольский завод (буровые машины, станки и бурильные установки); Новочеркасский машиностроительный завод им. А. А. Никольского, Ясиноватский машиностроительный завод им. 60-летия CCCP, Воронежский завод горно-обогатительного оборудования, ПО "Уралмаш" (обогатительное оборудование); Пермский завод горно-шахтного машиностроения, Цхинвальский завод "Электровибромашина", Днепропетровский завод горно-шахтного оборудования (горнотранспортные машины); Черемховский машиностроительный завод им. Карла Маркса, Ясногорский и Артёмовский машиностроительный заводы (насосы и вентиляторы).

Выпуском газодобывающего, газотранспортного и газоперерабатывающего оборудования для нужд газовой промышленности заняты предприятия Министерства нефтяной и газовой промышленности, а также Министерства химической промышленности и др. Основные из них: ПО "Турбомоторный завод", ПО "Невский завод" им. В. И. Ленина, ПО "Ленинградский металлический завод", Хабаровский завод энергетического машиностроения, Сумское машиностроительное НПО им. М. В. Фрунзе, Николаевский турбинный завод (газоперекачивающие агрегаты); Сумское машиностроительное НПО им. М. В. Фрунзе (автомобильные газонаполнительные компрессорные станции и турбокомпрессорные агрегаты для охлаждения природного газа в магистральных газопроводах, запорная арматура); Запорожское ПО "Моторостроитель" (передвижные автоматизированные электростанции).

Основные предприятия, выпускающие оборудование для нефтяной и газовой промышленности: Волгоградский завод буровой техники, ПО "Уралмаш" (буровые установки); Пермский завод горно-шахтного машиностроения (гусеничные и колёсные на пневматическом ходу тяжеловозы); завод им. Б. Сардарова (передвижные платформы на пневматическом ходу, оборудование для циркуляционных систем); Бакинский завод им. лейтенанта Шмидта, Волгоградский завод буровой техники (противовыбросное оборудование); Ишимбайский машиностроительный завод, завод "Красный молот" (оборудование обвязки обсадных колонн); Краснодарский опытный и Отрадненский ремонтно-механический заводы (оборудование для циркуляционных систем); завод "Красный молот" (цементировочные агрегаты и насосные установки на автомобильном шасси); Бахмачский завод "Химмаш" (смесительные агрегаты); Новочеркасский завод нефтяного машиностроения (цементно-смесительные установки); Дрогобычский экспериментально-механический и долотный заводы (центраторы колонные и забойные двигатели, калибраторы и др.); Калушский завод "Нефтебурмашремонт" (устройства для обработки и освоения скважин); Краснодарский компрессорный завод (компрессорные станции); машиностроительные заводы им. И. И. Лепсе, им. лейтенанта Шмидта, им. Ф. Э. Дзержинского, "Бакинский рабочий" (станки-качалки, насосные штанги, клапаны-отсекатели, скважинные штанговые насосы).

16. Организация горно-геологической службы.

Руководство геологоразведочными работами, методическое их обеспечение, установление временных кондиций на минеральное сырьё для оперативного подсчёта запасов полезных ископаемых разведуемых месторождений осуществляется Министерством геологии СССР и геологическими подразделениями отраслевых добывающих министерств и ведомств. Министерство геологии CCCP и геологического подразделения отраслевых добывающих министерств и ведомств совместно разрабатывают предложения к проектам планов геологоразведочных работ и государственным заказам по приросту разведанных запасов важнейших полезных ископаемых в связи с задачами по обеспечению разведанными запасами полезных ископаемых соответствующих отраслей. В необходимых случаях проводятся совместные коллегии министерств по этим вопросам, издаются общие приказы, положения и другие нормативные акты.

Организация добычи и переработки полезных ископаемых в CCCP построена по отраслевому принципу и сосредоточена в министерствах CCCP и союзных республик.

Научные исследования в области освоения недр ведутся научно-исследовательскими институтами Академии Наук CCCP и её филиалов (ИПКОН Академии Наук CCCP, ИГД им. А. А. Скочинского, ГИН Академии Наук CCCP, ИГЕМ Академии Наук CCCP, Институт литосферы, ИФЗ Академии Наук CCCP, ГЕОХИ Академии Наук CCCP, Горный институт Кольского филиала Академии Наук CCCP, Институт горного дела Севера Якутского филиала CO Академии Наук CCCP, Институт геотехнической механики, Институт геологии имени академика И. М. Губкина Академии Наук Азербайджанской ССР, Институт проблем глубинных нефтегазовых месторождений Академии Наук Азербайджанской ССР, Институт геохимии и геофизики Академии Наук БССР, Институт торфа Академии Наук БССР, Геологический институт им. А. И. Джанелидзе Академии Наук Грузинкой CCP, Институт геофизики Академии Наук Грузинской CCP, Институт горной механики им. Г. А. Цулукидзе Академии Наук Грузинской CCP, Институт геологии им. М. М. Адышева Киргизской CCP, Институт физики и механики горных пород Академии Наук Киргизской CCP, Институт сейсмологии Академии Наук Киргизской CCP и др.), научно-исследовательскими и проектными институтами отраслевых министерств и ведомств, вузами горно-геологического профиля. В системе Министерства геологии CCCP имеется ряд научно-исследовательских институтов, расположенных в различных районах страны. Большой вклад в дело создания и развития минерально-сырьевой базы CCCP внесли геологические институты — ВСЕГЕИ, ВИМС, ВНИГРИ, ВНИГНИ, ЦНИГРИ, ВНИИ Геофизика и др. В этой же системе созданы и работают геофизические и геологические информационно -вычислительные центры, оснащённые современной вычислительной техникой. Создан общесоюзный орган, устанавливающий постоянные кондиции на минеральное сырьё для подсчёта запасов полезных ископаемых в недрах, коэффициент извлечения нефти и конденсата и утверждающий разведанные запасы полезных ископаемых — Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых. Государственный надзор и контроль за использованием и охраной недр, безопасным ведением горных и геологоразведочных работ осуществляется Государственным комитетом CCCP по надзору за безопасным ведением работ в промышленности и атомной энергетике, как правило, через государственные комитеты союзных республик, а в РСФСР непосредственно или через местные органы (горного округа).

17. Горное образование. Печать.

Оформление горного образования в системе подготовки кадров для горной промышленности России произошло в 18 в. с созданием горнозаводских школ и горно-металлургических училищ (см. Горное образование, учебные заведения горные). В 1834 в России установлено звание горного инженера в Институте корпуса горных инженеров.

Новый этап в развитии горного образования наступил после победы Великой Октябрьской социалистической революции: началась широкая организация высших, средних и низших учебных заведений. Большое распространение в CCCP получили краткосрочные курсы подготовки рабочих для горной промышленности. Наряду с ними горное образование можно было получить в горнопромышленных школах фабрично-заводского ученичества.

Основы советского горногеологического образования заложили Б. И. Бокий, В. И. Вернадский, А. П. Герман, И. М. Губкин, А. С. Ильичёв, А. П. Карпинский, А. П. Крылов, Л. С. Лейбензон, Н. В. Мельников, В. А. Обручев, М. М. Протодьяконов, А. А. Скочинский, А. М. Терпигорев, Н. И. Трушков, А. Е. Ферсман, Л. Д. Шевяков, Е. Ф. Шешко, В. Г. Шухов и др. Современное горное образование в CCCP охватывает все направления горного производства, обеспечивая потребность горных отраслей промышленности кадрами. Горное образование разделяется на высшее, среднее и профессионально-техническое (включая и подготовку рабочих непосредственно на производстве).

Подготовка кадров горных инженеров и молодых учёных ведётся в 43 вузах. Ведущие горные вузы: Московский горный институт (базовый), Днепропетровский горный институт, Ленинградский горный институт, Московский институт нефти и газа, Азербайджанский институт нефти и химии, Криворожский горнорудный институт, Московский геологоразведочный институт, Донецкий политехнический институт, Иркутский политехнический институт, Кузбасский политехнический институт, Дальневосточный политехнический институт, Тульский политехнический институт, Читинский политехнический институт.

В CCCP высшее горное образование ведётся по дневной, вечерней и заочной формам по специальностям, охватывающим все сферы горных наук и производства, часть из них с более узкой специализацией. Выпускники горных вузов и факультетов проходят стажировку на горных предприятиях, после чего получают право на ведение горных работ. При горных вузах имеются факультеты повышения квалификации специалистов с высшим образованием, работающих в горном производстве или преподающих в горных вузах и на факультетах. Научные и педагогические кадры по горным специальностям готовят в аспирантурах горных вузов и научно-исследовательских институтов.

Подготовка среднего технического персонала для горных отраслей народного хозяйства ведётся в горном, геологоразведочном и нефтяном техникумах, где учащиеся получают полное среднее образование по общеобразовательной, общетехнической и специальной дисциплинам. Получение горного образования даёт юридическое право выпускникам горных вузов и техникумов на руководство горных работами по специальности. Выпуск горных инженеров и горных техников в CCCP планируется исходя из потребностей горных отраслей народного хозяйства. В CCCP подготовка рабочих по геологоразведочной, угольной, горнорудной, нефтяной и другим профессиям проводится в системе профессорско-технического образования.

Распространена подготовка горных инженеров и техников, а также кандидатов наук для зарубежных, главным образом развивающихся стран.

Базой для горного образования служат исследования в области горных наук, которые ведутся в институтах Академии Наук CCCP и союзных республик, в вузах горного профиля, технологических и специализированных отраслевых институтах. Активную роль в горном образовании и развитии горных наук играют научно-технические общества (HTO) — горная, нефтегазовая промышленность и др. Укрепились связи советских вузов и научных учреждений с институтами и организациями социалистических стран, а также Франции, Великобритании, США, Канады, Индии и др. Вузы CCCP участвуют в международных конгрессах (горных, нефтяных, газовых, торфяных и др.).

Печать. Книжная литература по геологии и горному делу выпускается специализированными издательствами: "Недра" и "Наука" (и их отделениями в Ленинграде и Новосибирске), "Высшая школа", издательством Московского университета; соответственно зарубежная литература на русском языке — издательством "Мир".

Проблемы геологии освещаются также на страницах геологических журналов, издаваемых Министерством геологии CCCP, Академии Наук CCCP, отраслевыми министерствами, всесоюзными обществами: "Советская геология", "Разведка и охрана недр", "Геология и геофизика", "Геология нефти и газа", "Геотектоника", "Литология и полезные ископаемые", "Геология рудных месторождений" и другие; проблемы горного дела — в периодических журналах: "Горный журнал", "Уголь", "Нефтяное хозяйство", "Газовая промышленность", "Огнеупоры" и др. Многочисленная информация материалов по геологии и горном уделу выпускается отраслевыми институтами. См. также ст. Журналы горные.

  

    





Комментарии

09 октября 2012 г.
привет

Здесь в один вид старое время войны послали.

Я Ярмо Мякинен из Хельсинки на финском языке.

Я работаю в Вооруженных Силах писец.

Я мониторингу и финских сил обороны и работу президента Финляндии с января этого года.

Я хотел бы занять позицию на русский силы обороны смешанных функций.

Финляндия планирует напасть на Россию базы в ближайшее время, поскольку президент не понравились Россия визитов, и он также отметил, что представители вооруженных сил России приехали, чтобы осветить многие издевательства, hairikointia, смешанных языков также была бедной, смешанные kovakaytoksista и kurillista.

Генеральный Ари Puheloinen также сказал то же самое, и она также сказала, что у России есть тяжелая военная техника.

Это сообщение стоит распространяется на все эксперты, врачи, военнослужащие, вооруженные силы и военные представители.

Смешанные членов период войны

Приятно, что началось в октябре.

С наилучшими пожеланиями:

Ярмо Макинен
Android-приложение
Смотрите также:
Геология полезных ископаемых: Минеральные ресурсы: Страны и континенты: Месторождения: Промышленные отрасли: Техника и технологии: Горное дело: Предприятия: Экология и охрана труда: Наука: Биографии:
Отраслевые новости:

Аналитика: